Гаквари - эпицентр моего сердца

article1302.jpg

 Стоит поучиться у салтинцев тому, как ценить историю села и подвиги односельчан!

Они поучительны для человечества!

 
Горцы, к сожалению, не оставили нам ни записей, ни писем, ни книг, но каждому дорога история не только своей Родины, своего народа, но своего села и своих односельчан. Неоднократно я просил преподавателя истории Нижне-гакваринской средней школы Магомеда Багавудинова собрать документы, факты и воспоминания гакваринцев, но обещания историка остались неисполненными. Жаль, что у каждого дагестанского аула нет своего ученого, историка и дипломата, как Багавудин Алиев, который издал монографию «Кавказский Сибирь» о своем древнем ауле Акнада, Аша и Ангида, и о жителях этих маленьких, во многом уже разрушенных сёлах. В Верхнем Гаквари добротные книги об истории села и о своих земляках издали учителя Давуд Сулейманов и Магомедзакир Абдулмуслимов. Спасибо им, моим друзьям, за эти нужные и важные книги, которые останутся в веках!


Нижние Гаквари

Нет ни одной статьи, ни одной книги, написанных об истории этого села, хотя людей с высшим образованием и ученых немало среди нижнегакваринцев. Потеряно, упущено и не описано много, очень много. И я, уже достигнув высоты солидного возраста, решил покопаться в своих воспоминаниях, чтобы оставить осколки своей памяти, полагая, что они будут интересны современникам и будущим поколениям гакваринцев. Буду безмерно рад дополнениям, ибо в основе моих записей не документы, а прожитое, пережитое и увиденное. Это вроде полевых записей, которые тоже имеют право на существование. Итак…

Село Нижние Гаквари Цумадинского района Дагестанарасположено на холме между двумя речками, напоминая космический лайнер, примостившийся на высоте 1800 метров над уровнем море, готовый к межпланетным полётам. Точный возраст села неизвестен. Но несколько лет назад гакваринцы с эмоциональной подачи учителя Хайбулы Давудбекова отмечали 1500-летие совместно с жителями Верхнего Гаквари, где живут родственники, друзья и кунаки тех, кто живет в Нижнем Гаквари. Разделяет их всего пара километров. В древности было одно село Гаквари без деления на Верхнее и Нижнее. В советский период оба села, то объединялись в один сельский совет и один колхоз, то разъединялись снова, что напоминало игры с политико-хозяйственным оттенком, но гакваринцы никогда не соперничали, не враждовали и не спорили, а совместно решали любые проблемы, возникающие между людьми и селами, сохраняя братство гакваринцев! Не возникали у гакваринцев и споры по поводу земельных и прочих проблем, что частенько случаются между соседями.

На тот (кажется, это было в 1998 году) августовский праздник «День Гаквари» приехали гакваринцы, жившие в других городах и районах Дагестана, Северного Кавказа, России, Грузии, Украины, Прибалтики и даже в других странах. Расширилась география гакваринцев. Были совместные молитвы и совместные обеды, танцы, песни и радости. Праздник был восхитительным, жаль, что гакваринцы более не собираются вместе. А надо бы собираться, чтобы видеться, радоваться и общаться друг с другом, пока живы!

Кстати, у черкесов есть традиция через каждые пять лет собираться вместе потомкам одного рода. В роду есть старший - мудрый аксакал с абсолютным моральным авторитетом. С ним советуются, его слушают все, ибо у него большой жизненный опыт. У каждого тухума есть Кодекс Чести своего Рода, нарушение которого карается исключением отступника из этого рода. Это действует сильнее, нежели судебные решения. В зависимости от степени нарушения Кодекса Чести за нарушителем сохранятся возможность возвращения в свой род. На этих встречах молодые люди из разных стран знакомятся друг с другом, создают семьи, помогают друг другу. Это изумительная традиция, которую стоило бы принять всем народам!

Но вернемся к гакваринцам. Пожалуй, начну с Хаджимахаммада.


ХАДЖИМАХАММАД

Жил в Гаквари Хаджимахаммад Накаев. 110 лет! Я знал его. Добрейший человек. Вообще, доброта и доверчивость довольно характерные черты гакваринцев. Кажется, за всю жизнь Хаджимахаммад вообще не злился. Жена его была более строгой и шумливой. Помнят сельчане случай с его младшим сыном - Ахмедом, который рос необычайно активным, непоседливым и очень крепким. Апполон гакваринский. Была игра у гакваринских детей прыгать с одной крыши на другую. Раньше все крыши домов были плоскими. Это было красиво. Описаны они в знаменитой книге академика архитектуры Геннадия Мовчан «Старинный аварский дом». В новейшей России книга первой была удостоена Государственной премии. Почётный член Российской Академии архитектуры и Международной Академии архитектуры, профессор Геннадий Яковлевич восхищался горской архитектурой и сравнивал её со средиземноморской; он в слезах рассказывал, как горцы разрушают свою уникальную архитектуру, накрывая плоские крыши шифером и цинком. Г. Мовчан намеревался из Международного фонда архитектуры выделить большие средства для того, чтобы пропитать крыши материалом против трещин и протечки крыш при дожде или снеге, если горцы согласятся сохранить плоские крыши. Печалило его и то, что горцы не сохраняют старинные сакли и старинную утварь. Геннадий Мовчан - автор Аварского театра в Махачкале. 

Я был знаком с этим гениальным архитектором. Жил он в Москве, но собирал бытовую утварь, которую горцы выбрасывали или собирались сжечь. Он очищал это все, покрывал лаком деревянные изделия; они украшали его московскую квартиру. Это было величаво и гармонично! Он хотел издать книгу о горской архитектуре, но мне и Ихаку Гайдарбекову (крупному спортсмену и бизнесмену) не удалось собрать тогда достаточных средств для этого. Обращение мое к руководству Дагестана по содействию изданию книги тоже не увенчалось успехом. Но внук Геннадия Мовчана взял кредит из банка и издал замечательную книгу. Побольше бы таких внуков! Как руководитель Московского центра культуры «Дагестан», вместе с сообществом архитекторов России я принял участие в продвижении этой книги на Госпремию РФ. И очень рад, что идея завершилась успешно!

Но вернемся в Гаквари. Так вот, прыгая с одной крыши на другую, дети и юноши соревновались в том, чтобы первыми дойти с верхнего конца аула до крыши последней сакли, хлева или сарая. Случалось и падали с крыши, ломали руки, ноги. Упал однажды после такого прыжка и самый младший сын Хаджимахаммада – Ахмед. Лежит он на земле неподвижно. Отец медленно подходит к нему. Сын боится, а Хаджимахаммад говорит сыну спокойно: «Сынок! У тебя, наверное, всё болит? Я даже не знаю, куда тебя ударить за твою шалость!». Отец так и не ударил своего шаловливого сына, а повёл его к своему брату - Микаилу, без специального медицинского образования, славившемуся опытным лекарем (анса). Микаила я знал, был он достаточно опытным в лечении переломов, вывихов костей и лечении ран. Ахмед вырос могучим горцем, стал добрым и профессиональным ветеринаром.

К этому красивому роду мы ещё вернёмся, а пока скажу, что Хаджимахаммад был человеком, который знал всё о тех, кто покоится на трёх гакваринских кладбищах. Жалею, что не записал всего того, что он знал. Говорят же, что горцы - люди поздней догадки. И эти мои записи – моральное оправдание моему упущению. У меня были очень добрые отношения с Хаджимахаммадом. С ним было интересно общаться. Однажды, когда он был на молотьбе пшеницы, я решил ему помочь. Он всегда занимался физическим трудом. Любил он расспрашивать меня о политике и новостях. И однажды спросил меня : «Кто король (къирал), т.е. глава страны (Советского Союза в те годы). «Брежнев», - ответил я. «А сколько ему лет?». «Больше 70 лет». «Нехорошо». «Почему же?». «Если глава не интересуется женщинами, то он не способен понять и страну тоже...».

Говорил он это с хитрой улыбкой. В памяти моей остаётся образ этого доброго, высокого, крепкого и не сутулившегося с годами односельчанина. Его дед – Микаил Гакваринский - был наибом имама Шамиля. О нём написано в книге историка Фадеева «60 лет Кавказской войны». Особо отличился Микаил при освобождении Гергебиля. Он разработал уникальную методику незаметно взойти на крепость и захватить гарнизон врасплох.


ГАКВАРИ - ЭПИЦЕНТР МОЕГО СЕРДЦА

Это суждение гравировано на выступающем камне в Ункратль (Ункъракь) у небольшого утёса над речкой Гакваринка. Слово «эпицентр» запомнилось мне после большого землетрясения в Дагестане в 1971 году, когда Зубутль и другие аулы и участки уходили под землю. Под этим утёсом мы в детстве преграждали речку, прыгали в пруд с этого утёса и купались целыми днями. Баловались и боролись, а за прудом соревновались в метании камней. Однажды, в возрасте семи лет, в этом пруде я тонул, а старший из юношей – Халилахмад вытащил меня со словами: «Не торопись утонуть, жизнь интересная штучка». Добрым, смелым и физически крепким он был, плавал хорошо, а со своими сверстниками соревновался, силой удерживая соперника в воде. Игра рискованная, но спартанская. Халилахмада никто не мог пересилить. Несчастных случаев не было. 


ХАЛИЛАХМАД

Сам Халилахмад выполнял все работы в ауле, был отличным, электриком и хорошим киномехаником в Гаквари. Уже, будучи взрослым, семейным человеком, отцом дочери и сыновей, трагически погиб, придавленным грузовой машиной к стене. Это была большая потеря для гакваринцев. Я был в большой дружбе с ним. В нём не было хитрости. Помню его улыбку и непоседливость. Сыновья его тоже выросли физически крепкими. Из жизни Халилахмада вспоминаю много славных эпизодов. Поведаю об одном. Был он в молодые годы в Батуми вместе с Дибиром Садулевым и Гайрбегом Пириловым на строительных, сезонных работах. Это довольно распространенное отходничество (шабашка) для заработка было популярным в советское время. Гакваринцы очень хорошие строители и даже до сих пор гакваринские строители часто выезжают из аула в поисках работы. Чиновники никогда не помогали и не помогают в создании рабочих мест для жителей гор, хотя есть даже министерство труда и министерство РД по молодежной политике. Даже в Москву приезжают гакваринские строители. Их ценят работодатели за трудолюбие, качество работы и честность.

Так вот, однажды в Гаквари на имя матери Халилахмада из Грузии пришло письмо. Патимат (мама Халилахмада) попросила меня прочитать письмо, ибо она не умела читать. Знакомая девушка Халилахмада писала «Дорогая матушка! Пишет Вам...». Ударение на первый слог. А далее было женское имя автора письма. Патимат резко остановила меня и попросила больше не читать, ибо ласкательное русское название «матушка», в чамалинском языке с ударением на втором слоге (букве «у») означает неблагонадежная женщина. А этого почтенная Патимат не смогла стерпеть, и более не захотела слышать. Так завершилась грузинско-дагестанская лирическая переписка в самом в её начале.

ШАГЬРУРАМАЗАН

И вот на том большом камне у этого ущелья вместе с Шагьрурамазаном Насрудиновым (ныне Заслуженным учителем Дагестана), мы карманным ножом выгравировали слова «Гаквари - эпицентр моего сердца». Надо будет во время отпуска пойти к этому камню вместе с Шагрурамазаном, который в Нижне-Гакваринской школе в течение полвека преподаёт аварский язык и аварскую литературу, хотя в селении мы разговариваем только на бесписьменном, чамалинском языке. Замечательный и ответственный учитель! О школе и языке позже. 

А пока вспомним и других гакваринцев. Отец Шагрурамазана погиб на войне в Великую Отечественную войну, а мама его – Халимат - красивая и очень добрая женщина погибла, упав в пропасть, что на окраине аула. Ужасная смерть. Дети её выросли благородными и полезными людьми. Абдулкерим и Шагрурамазан стали Заслуженныыми учителями Дагестана, а Абдурашид - успешным предпринимателем и, несмотря на то, что работает в Краснодаре, помогает многим своим односельчанам и родственникам.

Ушли в Вечность ветераны войны. О них я написал отдельную статью в прошлом году. Мне не нравится гакваринский памятник героям, защитившим мир от фашизма, где указаны лишь начальные буквы их имен. А ведь ушли наши отцы на войну с именами, а не буквами. Надеюсь, что удастся гакваринцам поставить новый меморил с именами, не вернувшихся с войны гакваринцев.


МАГОМЕДРАШИД

Ныне самый старший из гакваринцев - Магомедрашид Иманмагомедов. Он перешагнул порог 90-летия, но после смерти замечательной жены – Патимат Халидовой, недавно женился. Патимат была очень умной, трудолюбивой и справедливой женщиной, которая любила порядок во всем. Работала она главой (председателем сельского совета) Нижние Гаквари. Она была из благородного и именитого рода. Её дядя Закарья Гакваринский был членом Социалистической группы Дагестана. Я видел бюллетень, где его имя было в списке рядом с именами Джелалэдина Коркмасова, Тахо-Годи и других выдающихся политических и государственных деятелей Дагестана в начале прошлого века. У нее были старшие братья. Расул был учителем от Бога. (О нём я написал раньше). Камиль заведовал финансовым отделом Цумадинского райисполкома, был хорошим специалистом. Позже возглавлял даже колхоз имени В.Ленина в селении Нижние Гаквари. Младший брат Шапи был красивым и добрым человеком, высокообразованным, работал секретарем Цумадинского райисполкома. Уверен, что он стал бы не только главой Цумадинского района, но и достойным руководителем Дагестана. В нём гармонично сочетались мужество, одаренность и честность. Погиб он трагически, при мотоциклетной аварии на дороге. Больно. Большая потеря. Остались у него чудесная жена, благородный сын и замечательная дочка. Сама Патимат Халидова от всего пережитого осунулась, страдала болезнью Паркинсона, заболела и ушла в мир Вечности. 

Магомедрашид - высокий, худощавый, атлетического сложения гакваринец. На похоронах в родном селе или в других селах, на свадьбах или примирениях сторон при гибели сельчан в автоавариях; везде и всюду он первый. Не припоминаю, чтобы гакваринец ранил или односельчанина или убил кого-либо из других аулов. Сдержанность - характерная черта гакваринцев, но во время спортивных состязаний или мужских игр гакваринская молодежь проявляла огненную лихость. И в войнах гакваринцы проявляли храбрость.

Дом Магомедрашида на самом краю утёса, а под утёсом течёт с незапамятных времён речка Гакваринка со своей мелодией, а впереди горы, над которыми парт орлы. Ощущение такое, что орлы приветствуют горцев и зовут их к высотам. Иногда орлы стремительно несутся к земле и, схватив курицу, улетают с добычей в свои гнёзда. Орлы не любят делиться своей добычей с другими орлами, но, как и другие птицы, кормят и защищают своих птенцов. Таков родительский долг всего живого в мире.

Магомедрашид медленной походкой регулярно поднимается в горы, к своему хутору, что на высоте 2700 метров, а летом соревнуется с молодыми на сенокосе, ничуть не уступая им. Помнится зимний день, который мы провели в его хуторе («резиденции») вместе с инженером-нефтяником Юнусом Сулеймановым (профсоюзным и партийным деятелем Дагестана) и Газимагомедом Магомедовым (тогда главой села). У нас не оказалось спички и зажигалки, но мы умудрились трением камней о горячий камень (это зимой в горах!) зажечь огонь в камине. Магомедрашид полон доброты, и постоянно занят работой по хозяйству. Отец его - Имамагомед тоже был человеком труда; работал заведующим колхозной фермой. Это было в советское время очень хлопотной и ответственной работой. Не все могли выполнять эту тяжелую работу. Иманмагомед часто ездил верхом на коне к чабанам в горы. Много было коней у гакваринцев, ныне нет ни одного коня в ауле, зато много автомашин. Жаль, что в Дагестане исчезает культура верховой езды. Раньше женщины и даже девушки ловко держались в седле. Все свадьбы в аулах совершались с использованием лошадей. Невестку подсаживали сзади к брату или близкому другу жениха. Представляю страх юных невест, ибо поездка из дома невестки к дому жениха сопровождалась стрельбой, и не все кони вели себя при этом спокойно. Также верхом невестку забирали из одного аула в другой. Нелегкая поездка. Во многих аулах верховая езда входит в школьную программу!


Магомед Абдулхабиров, abdulkhabirov@yandex.ru

 

Читайте еще:  Срочно верните рукописные кораны в Гаквари!

 

 




Рейтинг: 0 Голосов: 0 1341 просмотр

Нет комментариев. Ваш будет первым!