Гений спас гения

18 ноября 2019 - admin
article1324.jpg

Интерес к истории генетически заложен в человеке, а судьбы гениальных предков всегда вдохновляют потомков, озаряя и напутствуя их на сложную дорогу в жизни со смыслом, светом, надеждой и оптимизмом, вдохновляя наследников на творческий труд по пути к новым вершинам науки и созидания! 

Встреча Н.И.Пирогова и Д.И.Менделеева имеет историческую ценность и назидательность каждому врачу при установке диагноза, ибо нужно быть максимально вдумчивым и предельно осторожным, ибо ошибка в диагнозе и лечении приводит не редко к драме и даже к трагедии…

…Решением Генеральной Ассамблеи 2019 год объявлен Годом Периодической таблицы химических элементов в связи с тем, что отмечается 159-летие первой версии Таблицы, созданной выдающимся российским химиком Д. И. Менделеевым, ибо 17 февраля 1869 году Дм. Менделеев отправил свою таблицу в печать и своим коллегам в России и за рубежом. Вспомним, что в своё время Российская академия наук воспрепятствовала принятию Дмитрия Ивановича членом академии из-за его постоянной приверженности к правде. Исследователи и сегодня ищут ответы не только на многие загадки науки, природы и прозрения, используя периодическую таблицу, но и на биографию самого Д. И. Менделеева.

6 февраля 2019 года председатель правительства России Дм. Медведев выступил в Российской Академии наук на заседании оргкомитета по проведению Международного года (2019 г.) Периодической системы химических элементов. И этого не случилось бы, если бы Дм. Менделеев не встретился с Н.И.Пироговым…

… Дмитрий Менделеев был последним, семнадцатым ребёнком в семье директора Тобольской гимназии. Родился он 8 февраля 1834 года. В десятилетнем возрасте умер отец- Иван Павлович, сгорел небольшой стекольный завод, принадлежавший им. Поэтому семья во главе с мамой - Марии Дмитриевной вынуждена была переехать сначала в Москву, к брату матери -Василию Дмитриевичу Корнилову, а затем в Петербург, но поступить ни в Московский, ни в Петербургский университет ему не удалось. Поступил Дм.Менделеев в Медико-хирургическую академию, которую пришлось вскоре оставить из-за того, что он не смог выдержать пребывания в анатомическом театре («присутствовал при вскрытии трупа- стало дурно, отказался»). В конце концов всё случилось по поговорке «нет дороги- иди в педагоги» и поступил в 1850 году в Петербургский педагогический институт .

Учёба ему давалась тяжело. По итогам первого года обучения Менделеев среди 28 воспитанников оказался на 25-м месте и он- единственный из однокурсников, кто согласился на повторное прохождение обучение, ибо спешить ему было некуда. Через год он оказался уже седьмым по успеваемости, но вскоре стал одним из самым способным студентом. Дм. Менделееву часто приходилось проводить времени в институтском лазарете, ибо холодный и сырой климат Петербурга плохо отразилось на здоровье студента. У него открылось кровохарканье. Это был зловещий признак страшной болезни, которая под названием «чахотка» уносила ежегодно в могилу сотни тысяч людей по всему миру.

Петербургский климат оказывал на Менделеевых явно губительное воздействие. У сестры Лизы после переезда обострилась чахотка, а Дмитрий сначала учебного года страдал болями в груди и обильными горловыми кровотечениями, из-за которых он целыми месяцами не покидал институтского лазарета. Все, кто видел Дм. Менделеева в этот период, отмечали, его крайнюю болезненность. А.Ф.Брандт, сын одного из профессоров, знавший Менделеева студентом, писал: «Он представлялся нам настолько больным, что при встрече впоследствии с уже признанным ученым он казался выходцем с того света. Во всяком случае, никак нельзя было ожидать, что судьба на этот раз смилостивится над великим русским гением и даст ему дожить до почтенного старческого возраста».

«Лишь я огляделся по поступлении в институт, я сблизился с Дмитрием Ивановичем, меня поражало его пристрастие к высшей математике, несмотря на то, что он ясно обнаруживал себя физико- химиком. К биологическим наукам он выражал также большое расположение… Однако, он не ограничивался науками этого факультета и интересовался науками, проходимыми на историко- филологическом факультете, так как он успевал выбрать время. Чтобы быть на лекциях профессоров и того факультета. Кроме того, он посещал мастерскую гальвано- пластических работ, устроенную в здании Академии наук… От такого широкого и горячего интереса к наукам страдал его физический организм, выражаясь кровохарканьем и расстройством нервов» ( Вспоминания М.А. Папкова).

Узнав, что у Дм. Менделеева от туберкулеза умерли отец и три сёстры, институтский врач Кребель не сомневался в том, что у юноши последняя стадия чахотки и прогноза своего не скрывал. После очередного обострения болезни Дм.Менделеев попал в клинику Педагогического института. Однажды во время больничного обхода, поведя директора института И.И.Давыдова к постели Дм.Медведева и его сокурсника Бётлинга, сказал: «Ну, эти двое не встанут». От услышанного, Дмитрий проснулся и начал ещё усерднее заниматься учёбой. Бёлинг вскоре умер, а Дм.Менделеев отказался от перевода его на физико- математический факультет Киевского университета. Хилый и больной, но он продолжал жить и учиться. А добросовестный врач Кребель добился того, чтобы больного юношу консультировал Заслуженный профессор Императорской Медико- хирургической академии, лейб- медик- консультант, председатель собрания Русского общества охранения народного здравия Николай Фёдорович Здекауэр ( 1815- 1897 гг.), который посоветовал ему срочно ехать в Крым, куда отправлялись все безнадёжно больные, чтобы показаться основоположнику военно-полевой хирургии, профессору Николаю Пирогову, который в это время был в Крымской войне главным хирургом осаждённого англо- французскими войсками Севастополя. Придворный медик Н. Ф. Здекауер усомнился в диагнозе и на всякий случай дал рекомендательное письмо к "находящемуся где-то в Крыму» Н. И. Пирогову. Они не были лично знакомы друг с другом.

Нужно учесть при этом одержимость Дм. Менделеева в постижении науки. Руководство института добился разрешение перевода студента Дм. Менделеева на тот же факультет Киевского университета Святого Владимира в надежде, что южный климат станет для него целительным. Однако, Дм. Менделеев отказался, не желая покидать своих любимых учителей- профессоров, которые видели в нём своего лучшего ученика. Главным своим институтским учителем Дм. Менделеев всегда называл земляка, по сути, основоположника русской химической школы Александра Абрамовича Воскресенского («дедушки русской химии»). Прервать эту связь юноше было тяжелее, нежели переносить свою болезнь. Сиротство и болезнь усилило в нём бесстрашие и свободу.

«Главная же, терзавшая душу, проблема состояла в том, что Дмитрий, вполне убедившийся в силе своих научных возможностей, не имел никакой уверенности в будущем. Болезнь, особенно усилившаяся накануне выпуска, накладывая черную тень на все его планы. Он не знал, что его ждет впереди- радостный труд или скорая смерть». (Михаил Беленький. «Менделеев». ЖЗЛ. Изд. «Молодая гвардия». 2010 г.).

Из воспоминаний Дм.Менделеева: «1851 и до выхода болел, но работал много в больнице. Товарищ Бётлинг вместе со мной кровью харкал и, заболевши, скончался. Меня считали отпетым..».

1855 год. Публичные, выпускные экзамены: педагогика (пятерка), минералогия и геогнозия (пятерка), ботаника (пятерка), зоология (пятерка с плюсом), химии (пять с плюсом). Экзамен по химии длился пять с половиной часов. Сокурсник А.А.Родонежский: «Менделеев говорил с кафедры, потом подошел к доске и писал длинные формулы. Сам я, конечно, ничего не понимал, но видел, что ясное изложение, уверенный тон, свободное обращение с формулами произвели весьма выгодное впечатление на присутствующих. Говорили, что он даже излагал какие-то новые идеи..»

Присутствовавший на экзамене в качестве почетного гостя академик Ю.Ф Фрацше обратился к директору института с письмом: «Убедившись, что этот вполне владеет знанием химии и очень хорошо знаком даже с новейшим направлением этой науки, я считаю долгом сообщить Вам об этом свое личное мнение и покорнейше просить ваше пр-во содействовать с Вашей стороны тому, чтобы г-ну Менделееву при определении на службу была предоставлена возможность усовершенствоваться в химии…».

«Удостоенный звания старшего учителя и золотой медали Менделеев получил приглашение остаться в институте еще на год для подготовки и сдачи магистерского экзамена. Дальше можно было рассчитывать на длительную командировку в Европу. Ах, если бы не болезнь! Кребель говорил, что ему нужно срочным образом отправиться на юг. Как раз в это время в институт пришла бумага из Министерства народного просвещения со списком вакансий для выпускников … Оставаться в Петербурге в ожидании смерти было выше его сил. И Менделеев попросил направление в Одессу» ( М. Д. Беленький).

По пути в Одессу Дмитрию Ивановичу должен был побывать в Симферополе, где работал всемирно признанный хирург Н.И.Пирогов, но он не сразу пошёл к нему, не решаясь его тревожить. Чтобы не терять времени, Менделеев Д.И. даже устроился учителем в Симферопольскую мужскую гимназию. Время было военное, ужасное. Дм. Менделеев писал позже в своих воспоминаниях : " Вся местность, начиная от Перекопа, опустошена. Нигде не видно травки: ее съели волы, верблюды, везущие страшно бесконечные обозы раненных, припасов и новых войск».

Чтобы отвлечься от грустных мыслей из-за болезни, Дм. Менделеев устроился преподавателем мужской гимназии Севастополя и долго выбрал время для визита к доктору, но его подходящего попросту не было, потому что тогда в разгаре была Крымская война, и Н.И.Пирогов пропадал в операционной с раннего утра до позднего вечера.

«Наконец, Дм.Менделев собрался с духом и отправился в госпиталь. Визит этот едва не закончился так же, как и давнишнее посещение анатомического театра, обмороком. По свидетельству современников, зал, в котором стояли операционные столы, был буквально залит кровью, не говоря уже о передниках врачей и сестер. Воздух был наполнен стонами и воем, а по сравнению с вонью, смрад симферопольской улицы казался райским ароматом. По углам комнаты стояли переполненные бочки с ампутированными конечностями. Пирогов оперировал безостановочно: сделав самое важное, оставлял помощников завершить операцию и быстро переходил к другому столу. Три дня подряд Менделеев являлся в этот зал и каждый раз не осмеливался обратиться к Николаю Ивановичу. Наконец его заметили сёстры, подошли и, узнав, в чем дело, доложили хирургу. Тот ничуть не удивился, попросил подождать и вскоре каким-то чудом нашел возможность обстоятельно расспросить и осмотреть неожиданного пациента». (Михаил Беленький).

 

Несмотря на невероятную перегрузку, великий русский хирург Н. И. Пирогов принял и не нашёл у 21 летнего Дмитрия Менделеева чахотку. Пирогов предположил наличие у Дм. Менделеева неопасной сердечной болезни, в целом же счел недомогание следствием многолетнего душевного смятения, переживаний, которые впечатлительный Дм Менделеев перенес, глядя на смерть близких, а главное- мучительной неопределенности последних лет, прошедших под знаком скоротечного туберкулеза легких. Н.И.Пирогов дал советы пациенту, которыми, наверное, с радостью воспользовался бы сам: работать всласть, но не переутомляться: больше гулять и путешествовать и, главное, никогда, ни в чем не перечить своей натуре. «Не тлейте, а живите». И болезнь, мучившая Дм.Менделеева, постепенно отступила.

В целом Пирогов Н.И счел недомогание молодого человека следствием многолетнего душевного смятения Удивлению Дм. Менделеева не было предела, когда доктор, после внимательного осмотра, произнес: «Нате-ка вам, батенька, письмо вашего Здекауера. Сберегите его, да когда-нибудь ему и верните. И от меня передайте, что вы нас обоих переживете». Так они и вышло..

Биограф Дм. Менделеева О.Н.Писаржевский подробно описал эту встречу: «Пирогов выслушал страстную жалобу своего неожиданного пациента. Это жалоба не только на болезнь, сколько на терзания от неподвижности, на тоску от бездеятельности. Это крик о неудовлетворительной жажде творчества. Он хорошо знал вспышки внутреннего огня, который подчас судорожно озарял последние минуты угасания. А этот худощавый, бледный юноша бурлил как котел».

Впоследствии Дм. Менделеев, с великой благодарностью вспоминая Н. И.Пирогова, не раз говорил: «Это был врач. Насквозь человека видел и сразу мою натуру понял».

Есть редкая картина Заслуженного художника Украинской ССР, доцента кафедры живописи в Киеве Ивана Антоновича Тихого, на которой профессор осматривает молодого химика. На заднем плане картины видны матросы и сестра милосердия, хотя встреча проходила в гостинице. Дм. Менделеев на картине юноша и не очень похож на себя. Художник И.Тихий долго изучал исторические материалы, книги, письма, фотографии и книги тех лет прежде, чем приступить к работе над картиной « Н.И. Пирогов осматривает больного Д.И. Менделеева". Картина была выполнена по заказу Министерства здравоохранения СССР в 1964 году и хранится в постоянной экспозиции в Национальном мемориальном комплексном музее Н. И. Пирогова в Виннице (Украина). 
Дм. Менделеев через два года вернулся в Петербург, защитил кандидатскую ( 1856 г.) и докторскую (1865 г.) диссертации, возглавил кафедру ( 1967 г. ) неорганической химии Петербургского университета.

Вспомним, что Пирогов Н.И. консультировал поэта Некрасова Н.А., композитора Чайковского П.И., революционера Джузеппе Гарибальди, канцлера Германии Отто фон Бисмарка и многих других легендарных личностей.

Последние годы жизни великого ученого были омрачены тем, что он трижды (в 1905, 1906 и 1907 гг.) был номинирован на Нобелевскую премию. Но ни разу Академией наук России и русскими номинаторами, имеющими право выбора кандидатов. Анекдотично то, что в 1904 году двое англичан: физик из Д. У. Стретт и химик У.Рамзай получили Нобелевскую премию за определения места инертных газов в Периодической системе. Возмущенные нидерландец Я. Вант-Гофф, немец О. Хертвинг и швед С.О.Петтерсон немедленно номинировали Д.И.Менделеева на Нобелевскую премию по химии в 1905 году. Председатель Нобелевского комитета по химии Отто Петтерсон писал о русском коллеге: «Новые открытия радиоактивных веществ позволяют ожидать еще большего расширения его системы. Но тогда, вероятно, его уже не будет в живых. Полагаю за долг современных химиков, пока есть время и прекрасный повод, воспользоваться случаем, который, возможно, больше не представится, и оказать честь автору самой глубокой и плодотворной научной идеи».

Однако, признавая «значительное превосходство открытие Менделеева в мировую науку», Нобелевскую премию в 1905 году отдали мюнхенскому химику Адольфу фон Байеру. В 1906 году номинировали на Нобелевскую премию Дм.Менделеева, Р.Лютера, В.Нернста, Муасана и В.Гриньяра. На этот раз четверо из пяти членов Нобелевского комитета по химии голосовали за профессора Дм. Менделева, но Шведская королевская академия наук присудила премию Муасану. Этому сильно способствовал шведский академик С.А.Аррениус, который был в обиде на Дм.Менделеева за критику его теории электролитической теории диссоциации.

И, наконец, в 1907 г. было намерение поделить Нобелевскую премию по химии между Менделеевым и французом П.Бертелло, но в разгар обсуждения Дмитрий Иванович умер. В этой связи вспоминается как долго Шведская королевская академия тянули присуждение премии по литературе Льву Толстому. И гений не был удостоен этой чести. Хроническая предвзятость Шведской королевской академии к России и российским гениям не излечимая.

Дмитрия Менделеева - ученого с обширным кругом научных интересов не только по химии, но также по экономике, социологии, таможенным тарифам, технике, воздухоплаванию, спиритизме, метрологии, отравлениях, токсикологии, геологии, путешествиям, алкоголю, пороху можно сравнить к титанами Возрождения, но так и не ставший академиков в России и не получивший Нобелевскую премию.

08 ноября 2019 года 

Абдулхабиров Магомед Абдулхабирович, 8 903 577 35 25, abdulkhabirov@yandex.ru

 

Рейтинг: 0 Голосов: 0 136 просмотров

Нет комментариев. Ваш будет первым!