Камбулат-Мурза

4 июня 2019 - admin
article1306.jpg

Народ, не чтущий своих корней подобен траве перекати-поле, его носит из стороны в сторону,

но нет у него ни дома, ни стержня. Такой народ обречён на гибель и забвение.


 

Ногайцы, ногаи, ногайские татары, также степные крымские татары, самоназвание – ногай, тюркский народ на Северном Кавказе, на юге Нижнего Поволжья, в Крыму.

Нас, ногайцев, настоящих потомков кыпчаков, часто мысли уносят в бескрайную гладь родных степей, протянувшихся от Алтая до Днепра, тишину которых нарушали только шатры кочевников половецких станов. Степь очень тяжелая для жизни место, может быть даже тяжелее чем в горах. Там рождались воины, мудрецы, поэты, изобретатели для улучшения жизни.

У тюрков полынь – символ родины и памяти о предках. Академик Д.Лихачев говорил: «Память — основа совести и нравственности; память — основа культуры. Хранить память — это наш нравственный долг перед самими собой и перед потомками».( Академик Дмитрий Лихачев). Очень важно, чтобы человек понимал, что он не с Луны свалился, а что за ним стоят поколения предков. Человек, который хорошо знает историю своего рода, может построить себе достойное будущее. Знание родословной - это знание самого себя.   

Предков надо воспринимать, какими они были, не приукрашивая и не замалчивая их деяний. Сначала Тюркский каганат, затем Великая Степь – Дешт-и-Кипчак, начинался в Альпах, у истоков Дуная и тянулся на тысячу километров далеко на восток – за озеро Байкал. Ильяс Есенберлин сказал; «Как нельзя выбрать себе родителей, так и народ свой не выберешь. Называй как хочешь его: диким, беспомощным, отсталым, но на лбу нашем написано его имя. Я люблю его таким, какой он есть, и поэтому не боюсь смерти. А тот, кто подрезает крылья народу, мой враг во веки веков, пусть даже это будет родной сын».  

   Ногайцы, старейшие жители северокавказских степей, а сам ногайский этнос - важный элемент мировой кочевой цивилизации. Научно-обоснованное исследование провела о ногайцах Северо-Западного Прикаспия З.З. Зинеева «Ногайцы Северо-Западного Прикаспия в первой половине XVIII в. 2001. Черкесск», где отмечает: «Наименее изучена ногайская история применительно к региону Северо-Западного Прикаспия. Впрочем, вне зависимости от того, какие народы являлись непосредственными предками ногайцев, именно ногайцы, как никто другой из тюркских народов Кавказа и Европы в целом, сохранили традиционные для тюрок - кочевников черты бытовой и духовной культуры».

   Научный сотрудник отдела этнографии института истории, археологии и этнографии Дагестанского научного центра Российской академии наук Мадина Гимбатова  2004 году в интервью Олегу Кусову «О северокавказских тюрках» сказала: «Их история очень древняя. Они уже известны были с 6 века. Согласно выдвинутой Кирейтовым периодизации формирования ногайской народности, выделяются пять этапов. Первый этап - это 6-8 века, связанный с тюркскими племенами. Второй этап - это 9 - 11 века, его можно назвать печенежским этапом в развитии, в становлении ногайцев. Третий этап - это 11-13 века, это собственно кыпчакский период. Четвертый этап 12-15 века, и последний собственно, пятый - 14-17 века - это ногайский период, связан с появлением ногайской орды. Если говорить об этногенезе ногайцев, то можно сказать, что наслоения монгольские произошли позже намного. Ногайцы как этнос формировались на территории южно-русских степей - это период 12-15 век. Уже четко ногайцы появились как народ, в источниках они известны с 1391 года. Расцветом Ногайской орды можно считать где-то 16-17 века, начиная с конца 17-18 века начинается распад Ногайской орды на Большую орду, Малую орду. С этого периода начинается спад ногайской истории».

«Екатерина II использовала весь арсенал военных и дипломатических мер для достижения своей стратегической цели: добиться независимости Крымского ханства от Османской империи. Ордынским ногайцам, которым она обещала содействие в создании отдельной от Крыма Ногайской области между Азовом и Кубанью, суждено было стать разменной монетой в политике двух империй». (Зарема Кипкеева. Из книги «Северный Кавказ в Российской империи: народы, миграции, территории»). Из школьных учебников мы знаем, что Екатерина II правила Российской империей 34 года в период с 1762 по 1796-ой. запомнилась потомкам, как Великая.   

 

Этногенез и ранняя история ногайского народа

Общеизвестный этноним – ногъай, происхождение которого безосновательно возводят к имени золотоордынского темника Ногая; но название этого народа встречается в источниках задолго до времени жизни полководца. На наш взгляд, это вариант общетюркского термина ногар (нёгер, нукер, нокар «ближний человек», синоним джёнгер, джангар, йонгер «военный человек, дружинник»); один и тот же народ именовался по-разному из-за того, что у разных племен были популярны разные термины (кстати говоря, от тюркского йонгер происходит название мелких дворян в Германии – юнкер). (М. Л. Големба. Черкесы и кабарда. Кабары и Черкесы).

 Интересно объяснение  слова «печенеги» в монографии Вельтмана об Аттиле; по его мнению, это слово образовалось от « и «беязь» и «ноге» - т.е. белые (вольные) ногаи. Печенеги исчезают, их сменяют половцы и татары. Не проходит и 50 лет после второго нашествия татар, на том месте, где до 1240 года  жили половцы, появляется независимая от Волжской орды – орда Ногайская, от имени сына Чингиз Хана. (История России. Соловьев, III, 171). Однако, мы же знаем орды с именем  Чингизхана, Батыя и т.д., поэтому весьма возможно, что не хан Ногай дал орде своё имя, а орда дала ему своё. Это орда могла образоваться из остатков печенегов и половцев, в конце XIII века объединенных одним именем ногайцев. (Петр Бартенев (младший). Ногайцы в русской истории.  Русский архив. 1914 г., книга вторая, Москва, Синодальная типография, с. 77.).

 Чокан Велиханов пишет: «Замечательно, что в китайских источниках до Р.Х. (Рождества Христова – Я.А.) говоря о каком-то народе, сказано, что служили ногаям. Нужно справиться у отца Иакинфа???» (Избранные произведения. Издательство Наука. Москва – 1986 г. с. 85).

       Известный в средневековой арабо-персидской историографии термин «кипчак» в ходе истории менял своё содержание: в VIII–XI вв. это был этноним племенной бщности, затем. начиная с 1030 года и до XIII в., кипчаками называют всех, этнически разных, кочевников Дешт-и Кипчака; в золотоордынский (XIII–V вв.) и последующие периоды истории этот термин снова стал этнонимом племенной общности превратившихся в новейшее время в этнические группы в составе нескольких современных народов: алтайцев, башкир, казахов, каракалпаков, киргизов, ногайцев, татар и узбеков.  (Ю.А. Евстигнеев. Кыпчаки: этнос и его имя. с. 97).

   «В составе многих тюркоязычных народов (ногайцы, крымские татары, башкиры, киргизы, казахи, крымчаки, узбеки, алтайцы) зафиксированы группы купчак. По языку наиболее близки к половцам карачаевцы, кумыки, степные крымские татары, чей язык, по данным лингвистов, наиболее близок к половецкому языку, известному по словарю «Кодекса Куманикуса». Наиболее существенным критерием для определения генетической преемственности является антропологический тип. Карачаевцы, болгары, кумыки, язык, который весьма близок к половецкому, внешне не отличаются от своих соседей сванов, осетин, даргинцев и других коренных жителей Кавказа. Это значит, что основные предки указанных народов не половцы, а коренное население, которое восприняло язык пришельцев-половцев. Народы же, антропологический тип которой идентичен или близок к облику половцев (ногайцы, каракалпаки, казахи, часть татар и узбеков), имеют больше оснований считаться потомками половцев. Но есть ли целый народ, которого можно с полным основанием считать прямым потомком половцев? Есть! По всем данным истории и этнографии (кроме религии), этим народом являются ногайцы: это и есть потомки половцев, растворившие в себе пришедших в 13 веке тюрков и монголов». («Кумык из рода половецкого?..», Ю.А.Евстигнеев, канд. исторических наук, сотрудник НИИКСИ ЛГУ, «Вокруг света», №5, 1992 год).

  Н. А. Аристов отмечал, что «степи западной половины улуса от Урала до Дуная служили для кочевок остатков половцев и предшествовавших им тюркских племен, объединившихся с частью кипчаков под общим названием ногаев, по имени племянника Берке-хана Ногая, который в конце XIII века ставил и свергал ханов по своему усмотрению, опираясь на силы, с которыми кочевал по Южной России».[5, С.128]   

Магомед Раджабов, кандидат биологических наук, заведующий лабораторией геномных исследований ИФ ДНЦ, доцент ДГУ, член  Вавиловского общества генетиков и селекционеров сообщает: «Ногайцы имеют в своем составе гаплогруппы, однозначно маркирующие прототюркские генетические пласты, – C-M130, N1-LLY22 и R1b1а1-M73 восточно-евразийского генезиса». (Магомед Раджабов. Генетика кумыков, азербайджанцев и ногайцев – что общего?).

Основным компонентом формирования Ногайского этноса были,- половцы (кипчаки). Они сыграли очень большую роль не только в антропологическом формировании ногайского этноса, но и в культурном становлении, в частности, составив основу современного ногайского языка. Немаловажный вклад в разработку проблему формирования ногайцев внесла работа4 Т.А.Трофимовой, в которой с привлечением огромного археологического материала и антропологических данных обосновывается положение о южносибирском типе населения Дешт-и-Кипчака. Вывод Т.А.Трофимовой о; том, что монгольское завоевание слабо изменило этнический и расовый состав половцев-кипчаков является для нас очень ценным». (Гимбатова М. Б. Роль Половецко-Кипчакского компонента в формировании ногайского этноса.  Махачкала. 1998).   

 Ногайский Улус появился в Приазовских степях в 1260 году и сначала он существовал в качестве административной единицы Золотой Орды. Улус был назван по имени его главы – Ногая.    В ногайцах, с одной стороны, слишком много "азиатскости", чтобы относиться к татарскому суперэтносу, с другой, слишком много татарских (да и западно-кыпчакских в общем) элементов, как в языке, так и в культуре, чтобы относиться к восточно-кыпчакской семье.    

Вообще, на протяжении двух с половиной веков (XV - середина XVII вв.) именно ногаи играли объединяющую роль во взаимоотношениях казахов, кыргызов, каракалпаков, узбеков с одной стороны и крымских, казанских, астраханских татар с другой. Но, после того как Ногайская Орда распалась и в значительной мере опустели степи между Уралом и Причерноморьем, связь западно-кыпчакского мира с восточно-кыпчакским была прервана и в это опустевшее пространство, вслед за яицкими, донскими казаками и калмыками мощным потоком устремилась восточно-славянская цивилизация, навсегда разделившая Крым и Казань с их собратьями из Центральной и Средней Азии. (Казахи, ногайцы, крымские татары: современные взаимоотношения, история, культура, этнические связи).

Однако и после поражения Ногая на территории улуса продолжались военные действия. Остатки войск Ногая возглавили его сыновья и в течение трех лет вели вооруженную борьбу с Золотой Ордой. Внутренние распри, возникшие в борьбе за овладение престолом между сыновьями Ногая, не позволили им одержать победу в следующих сражениях с ханом Токтаем. Война завершилась признанием власти Токтая над улусом. Таким образом, временно было восстановлено единство страны в Джучиевом улусе. Однако один из племянников Ногая с тремя тысячами всадников оставил пределы улуса; многие переселились в Прикаспийские степи.[12, С. 46]  

   «Ценный археологический материал содержит работа Г.А.Фёдорова-Давыдова, в ней содержится описание археологических находок, найденных в половецких погребениях. Очень важен для нас вывод Г.А.Фёдорова-Давыдова об отсутствии на территории южнорусских степей монгольских погребальных памятников.       

Н.И.Веселовский в «Разработанной истории Венгрии» о татарах в 1285 году пишет: « … состояние страны было до того бедственно и беспомощно, что Олдамур в 1285 году с шайкой куманов (половцев) и ногайских татар напали на страну, причинили большое опустошение, проникли до Пешта и могли беспрепятственно вернуться обратно». По этому поводу П.П.Иванов говорил следующее: «Это обстоятельство говорит… за то, что даже во времена Ногая кыпчаки (команы) отличались современниками от той смешанной группы племен, которая была подчинена Ногаю и назывались тогда «ногайскими татарами» и которую позже стали называть просто «ногайцами».

Арабский географ в XIV веке писал: «Кыпчаки отличаются от других тюрков своей религиозностью, храбростью, быстротой движения, красотой фигуры, правильностью черт лица и благородством. Они дали султанов и эмиров Египту и составляют самую большую часть армии этой империи». «Поставленные во главе армии, облеченные первыми должностями, они показали себя ревностными защитниками Ислама». (Шихаб ад-дин Яхья, арабский  географ XIV в.).  

Ногайский народ сложился в недрах Золотой Орды уже с 1260-х годов. Этническая история ногайцев XIII - XIV веков связана с Золотоордынской государственностью и междоусобной борьбой ханств Золотой Орды. В это время идет процесс этноформирования ногайцев.    Антропологически ногайцы принадлежат к южносибирской малой расе, переходной между большими монголоидной и европеоидной расами. Впрочем, разные группы ногайцев имеют разную степень смешанности. Например, среди кубанских и кумских ногайцев, интенсивно смешивавшихся с местными адыгами, заметно больше европеоидных кавкасионских черт.[3]

Об этом сообщает  наша ДНК (дезоксирибонуклеиновая кислота) – молекула, в которой записана вся наследственная информация человека, полученная им от родителей и передаваемая детям          Вопрос генетики Ногайцев изучался и изучается в работах таких ученых как Р. Схаляхо, Ю. Юсупов, Б. Муратов и др. Если сравнить с другими тюркскими народами, то Ногайцы имеют иной генофонд связанный с домонгольским компонентом.  Ногайцы обнаруживают гораздо большее родства с башкирами, у которых основу генофонда составляют «европейские» гаплогруппы R1a, R1b, N.  «Этногенез кубанских ногайцев Западного Кавказа и караногайцев Восточного Кавказа имеет много общего. Он ярко проявляется в наличии восточно-евразийских гаплогрупп N1-LLY22 (9% у ногайцев и 21% у караногайцев) и C-M130 (5% у ногайцев и 8% у караногайцев). Выше уже упоминалась высокая частота гаплогруппы R1a у кубанских ногайцев (50%, из которых почти половина приходится на субветвь R1a1a1g-13 M458), тогда как у караногайцев частота R1a значительно ниже – 22%. Результаты подтвердили, что все кубанские ногайцы в нашей выборке, обладающие гаплогруппой R1a1a-M198, не являются родственниками и происходят из разных популяций. То же самое показал и филогенетический анализ: созданная сеть выявляет высокую гетерогенность гаплотипов и отсутствие сигналов дрейфа генов у кубанских ногайцев и у караногайцев, у которых с относительно высокой частотой (14%) обнаружена субветвь R1b1а1-M73. У других народов Кавказа данный вариант практически отсутствует. Зато она отмечена с высокими частотами у тюрков Волго-Уральского региона [Лобов, 2009] и у тюрков Алтая» (Схаляхо Р.А. «Геногеография тюрков Кавказа, на правах рукописи» стр. 12-15). Эта же гаплогруппа R1b свойственна башкирским и венгерским кыпчакам. Суммируя эти данные можно уверенно сказать, что в этногенезе ногайцев существенную основную роль сыграл именно домонгольский компонент. Монгольский компонент же (под которым мы имеем в виду наличие в генофонде гаплогруппы С) сыграл значительно меньшую роль. Гаплогруппы С и О являются также китайскими характерными гаплогруппами. Ногайцы по этим данным большей степени близки к башкирам, казанским татарам, и каракалпакам. И по происхождению связаны с древним тюркским домонгольским населением Великой Степи. Изучая основные гаплогруппы, свойственные ногайцам, Б. Муратов пришел к выводу, что основными предками ногайцев являются еще домонгольское коренное население Великой Степи, степей Северного Кавказа, Крыма и Поволжья: Кубанские ногайцы …R1a — у них сако-динлинская подветвь R1a+Z2123, они потомки кунов-кипчаков. Это позволяет сказать, что выводы тех, кто считает кубанских ногайцев в большей степени горцами, чем ногайцами ошибочны в корне. Как мы можем утверждать данные генетики совпали с данными традиционных татаро-башкирских шеджере, которые говорят о миграции ногаев с Крыма и Кубани и появлении их в Волго-Уралье в 14 в. (Р.Г. Кузеев). К этому же выводу пришел и В.В. Трепавлов: «Все шеджере, повествующие об уходе их (ногайцев) на юг после падения Казани, единогласно утверждают, будто мурзы повели свой народ на Кубань, как на древние исконные ногайские кочевья. Данное обстоятельство может служить существенным аргументом при решении вопроса, из какого региона явились ногаи в свой Мангытский юрт на Яике…» (Трепавлов В.В. «Тюркские народы средневековой Евразии» стр. 95, стр. 121.) Генетический портрет литовских татар характеризует этнические корни военного сословия политических образований XV века – Большой Ногайской орды, Малой Ногайской Орды и Крымского ханства, являющихся осколками Улуса Джучи XIII–XIV века. Наличие генетических монголов по мужской линии среди предков литовских татар исключается. Это однозначно свидетельствует о том, что монголы не принимали участия в формировании военного сословия «степных» политических образований. В соответствии с феноменом «Монгольские завоевания XIII века», предки караногайцев, кубанских ногайцев и крымских татар являлись «титульной нацией» Улуса Джучи и постордынских формирований XV – начала XVII веков: Большой Ногайской Орды (среднее и нижнее течение Урала, Эмба, Орь, Иргиз, Самара, Большой и Малый Узени, в отдельные периоды – и правобережье Волги), Малой Ногайской Орды (степи между Каспием и Азовским морем) и Крымского ханства (Крым и северо-западное Причерноморье).

Уже в XIV веке на территории Польско – Литовского княжества появились постоянные татарские поселения. Согласно истории, они пришли в данную местность из Золотой Орды вместе с князем Тохтамышем. Окончательно их национальная и культурная идентичность была сформирована в начале XV века в Великом княжестве Литовском, где они образовали два вассальных княжества: Джаголдаева тьма и княжество Мансура. Основным занятием польско-литовских татар значительное время являлась военная служба при прямом подчинении королю. В XVI-XVII  веках татар ( в основном ногайского и крымского происхождения) поселилось на землях современной Польши. По оценкам на середину XVII века в стране насчитывалось около 15000 мусульман (при общем населении 8 млн. человек. (Фатима Манзур. Ислам в Польше. 

Коьгин джойган Коьтей хан

Анда калган джыравман

Йоклавсыз кеткен Йошы хан

Аны коьрген джыравман.

(Речь Сыбра шоьпбаслы — йырав). (здесь приводиться версия крымских ногайцев, записанная Магомед-аьпенди Османовым и изданная в 1883 году7)

Это, по нашему мнению, является очередным указанием на то, что ногайцы ведут происхождение от западной группировки кыпчаков, потомки которых, впоследствии, подчинились монгольским правителям и соответственно Ногай хану. Другим таким указанием является упоминание этнонима «куман», вместе с этнонимом «кыпчак». Коман уьлке, кыпшагым.. в поэме «Сорок Ногайских богатырей» в версии, записанной А.Сикалиевым от З.Кайбалиева — этой теме была посвящена статья А.Ярлыкапова «Куманы и кыпчаки в эпической поэме «Сорок ногайских богатырей»».

 

 

Эмир Ногай

Год рождения Ногая неизвестен. Имея некоторые исходные данные, например, сведения о том, что еще при Батые (умер 1255 г), имел свой улус между Доном и Днепром, а при дворе хана Берке (умер 1266 г) становится и полновластным хозяином Крыма, можно с определенной степенью точностью сказать, что Ногай родился где-то в Половецких степях, в канун решительного наступления татаро-монгол на Восточную Европу, т.е. в 30-х годах 13 века.

    И, разумеется, личный авторитет и влияние, тюркское происхождение, этническое и политическое противопоставление и соперничество тюрков и монголов, многие прочие причины оказали решающую роль на принятие имени «Ногай». В первую очередь данное имя приняла военная знать тюрков, несших военную службу у Ногая, а впоследствии это самоназвание «Ногай» стало не только именем военной династии, но и этническим, территориальным и историческим названием многих тюрков, чьи предводители и воины входили в эту военно-политическую группировку в составе Золотой Орды.

    Про Ногая, «беклербека» («бек над беками» или «великий князь» (Байбарс, 2005, С. 103; ан-Нувайри, 2005, С. 129-130; Ибн-Халдун, 2005, С. 273).), начальника войска  (амир-и лашкар) улуса» (Казвини, 2006, С. 182-183), военноначальника самого высшего ранга - «мириарх», имевший собственную армию (Веселовский, 1922, С. 1; Вернадский, 1999, С. 171; см. также: Сафаргалиев, 1960, С. 55-61 и др.) византийский историк Георгий Пахимер сообщает, что «Ногай из тохарцев был человек могущественнейший, опытный в управлении и искусный в делах воинских.

    Настоящее имя Ногая – Оккас (от тюрк. «ак каз» - белый гусь), Ногай же его аристократический титул.

     Мы не знаем также, насколько справедлив и добр был Оккас – Ногай по отношению к окружающим, можем только предполагать, что все-таки он не отличался своей мягкостью и благожелательностью к людям, иначе он просто не поднялся бы до высот власти. И, исходя из этого, было бы логично допустить, что Ногай – это прозвище, данное темнику Оккасу за его далеко не овечий нрав.    

    Название народов по собственным именам вождей племенных союзов после распада Золотой Орды встречается довольно часто. Но имя Ногай предкам ногайцев – древним тюркам, был известен ещё в V-веке. Ногайцам от далеких предков достался тотем «Небесный Волк». Многие народы называли своим родоначальником того или иного зверя (тюрки-хунинского царевича и волчицу). Это имя тотема, как это было принято в древности и оно всплыло через века.

    Для будущего половца как особой этнической общности фатальную роль сыграло монгольское нашествие.   

    Покорившаяся часть кыпчаков составила основу кочевого населения Золотой Орды, а их язык стал «межплеменным языком» всего населения этого государства. Этнонимы «половцы», «куманы» исчезают со страниц русских и западных источников. Все население Золотой Орды стало называться татарами, а кочевая ее часть с 15 века нагаями (от монгольского «наган» - корни, трава, зеленный, т.е. кочевники).  

    За полвека слава Ногая (после Бату-хана, он пережил семерых ханов-чингизидов в Золотой орде, фактически влияя на все управление данным государством) как воинственного военачальника, не знавшего поражений и жестокого политического деятеля не имела себе равных.   

    Вся политика и войны Золотой Орды в период 1255-1301 года на Руси, в Восточной Европе, Закавказье вопрос о назначении в них новых правителей, разрешении «проблем» при собственных междоусобицах или выбор хана в самой Золотой Орде и прочие дела – все это связывалось только с именем этого человека.   

    Ногай Мурза был сильным и влиятельным вельможей, начавший службу еще во времена Бату и Берке он занимал пост беклербека, второй по важности в государстве.

    Из-за большего умения и опытности ему поручались самые ответственные дела.   

    Характеризуя деятельность Ногая в Золотой Орде, Рукнеддин Бейбарс писал: «Ногай долгое время был правителем царства, неограниченно распоряжавшимся в доме Берке, смещал тех из царей их, кто ему не нравился, и ставил тех, кого он сам выбирал».

    Такое исключительное положение Ногая в Орде благоприятствовало тому, что наиболее богатые и важные районы в стратегическом отношении районы Золотой Орды оказались в составе личных владений Ногая. Важнейшими торгово-экономическими центрами владений Ногая были Исакчи на реке Дунае, включая степи Крыма, устье Дона, земли «прилегающие к Железным воротам (Дербент), где находились становища Ногая…».

Сведения о расположении земель Ногаева улуса имеются у Рашид-ад-дина. Чтобы попасть в его владения, надо было переправиться через реку Узи (Днепр), Тарку (Днестр), где и «находился старинный юрт Ногая» с центром Исакчи на реке Дунае. (Рост государственного могущества Золотой Орды в XIII—XIV вв. Деятельность хана Ногая).

Отделившаяся от Большой Орды и когда-то принадлежавшая к улусу темника Ногая орда стала называться Ногайской, а слово «мангыт» осталось как название одного из восемнадцати племен, входивших в ее состав. Всеобщее признание полководческих заслуг Ногая и страх перед его именем не могли не повлиять и на улусных жителей созданного им государства. Они начали именовать себя «людьми ногайского улуса», а созданное им государство «старинным юртом Ногая».[7, С.128] Слово «старинный» указывает на то, что государство Ногая уже имело свою самостоятельную и давнюю историю. О том, что еще при жизни Ногая его имя прилагалось к подвластным ему людям, свидетельствует следующее: во время войны с венграми в 1385 г. воинов Ногая, участвовавших в этом походе, современники называли «ногайскими татарами».[1, С. 46] (Историческая обусловленность современных тенденций развития ногайского этноса).

      В то время, когда баскак призвал Казаков из Пятигорья, правителем западных областей царства Золотой Орды или Дешт и Кыпчак был темник Нагай. Казаки в его войсках играли заметную роль и, по мнению казачьего историка Е. П. Савельева (История Дона), своими подвигами способствовали росту его военной славы. Современник Нагая, Грек Пахимер (История императоров Михаила и Андроника) рассказывает, что темник сумел основательно отатарить местное население днепровско-донецких степей. Там все стали носить татарскую одежду, переняли татарские обычаи, язык и все вместе стали так сильны, что легко разбили войска хана, пытавшегося принудить их к послушанию. (Казаки Золотой Орды. Источник: Казачий словарь - справочник. А.И. Скрылов, Г.В.Губарев ).

    В удел Ногая входили не только Причерноморские и Предкавказские степи и города с их многочисленным населением. Всесильному временщику принадлежала и часть восточных степей, в частности бассейн Яика (река Урал).

    Таким образом. Ногаю, обладавшему неограниченной государственной властью в Золотой Орде, принадлежали чрезвычайно обширные и богатые земли с многочисленным населением, способным выставить в распоряжение Ногая громадное конное войско.

    Так, «из своих владений без особых затруднений Ногай мог выставить до 30 туманов (т.е. 300.000) воинов…».  

    Это обстоятельство, а также «большие организаторские способности, твердость, характера, склонность прибегать к жестоким… и коварным средствам» позволяли Ногаю в течение долгого времени расправляться со своими политическими противниками, свергать и назначать ханов.    

    В 1262 году золотоордынский Берке-хан принял мусульманство. Между султаном Египта Бейбарсом и Берке-ханом, а также его беклербеем Ногаем начинается оживленный обмен посольствами, сохранились тексты посланий Бейбарса и Ногая друг-другу.

    Это был хитрый и изворотливый политик, не только расширивший свою территорию, но и укрепивший  личные международные связи. Ногай направил послание султану Египта с извещением о принятии ислама.

Достигнув наибольшего могущества и славы в начале 70-х годов ХIII в., Ногай устремляется на запад и юго-запад, к стенам Константинополя. Именно в это время, пишет Пакамер, византийский император предлагает «баловню судьбы» -  Ногаю в жены свою дочь Ефросинью и тем спасает столицу от разгрома «валахами». (Цит.:Успенский Ф. Византийские историки о монголах и египетских мамлюках. — «Византийский временник», т. ХХIV, 1926, с. 348).

 За свою жизнь Ногай познал славу и победы для Золотой Орды, не знал поражений на поле брани, заслужил проклятие и месть врагов, был всегда щедр и справедлив к своим воинам. Его весьма почитали боевые соратники, которые стали обозначать свою военную династию именем «Ногай», тем самым, подчеркивая военную и личную принадлежность к этому человеку, которого уважительно называли… ханом.

Не все склонны считать Чингизидом известного золотоордынского темника Ногая. Сомнение вызывает тот факт, что оставшись старшим по возрасту в Золотой Орде Чингизидом (если он им был), и будучи наиболее влиятельной фигурой своего времени, главенствуя над военно-феодальной знатью в орде, Ногай так и не решился выставить свою креатуру в качестве претендента на ханский трон, а выдвигал и поддерживал других кандидатов – Туде-Менгу (1281–1287) и Токту (1291–1312). Развившийся позднее конфликт с последним в конечном итоге привел к гибели Ногая. В этой же связи стоит и неоднократно высказываемая специалистами мысль о том, что Ногай пытался отделиться от Золотой Орды (но не возглавить ее! хотя имел для этого и потенциал и право – если бы был Чингизидом) и создать собственную державу, даже чеканя с 1285 по 1301 гг. со своим сыном Джеке монету (с. 189), что являлось исключительно ханской прерогативой. Есть версия о том, что Татар – отец Ногая, был незаконнорожденным сыном Бувала – седьмого сына Джучи3 (впрочем, понятие „незаконнорожденный” было достаточно условным для тюрко-монголов4), поэтому он и не мог претендовать на трон, который могли занимать только Джучиды-Чингизиды5. Но самым главным аргументом против тезиса о том, что Ногай – Чингизид, на наш взгляд, является, кажется, еще не приводившийся в науке в этой связи факт, упоминающийся Л. В. Войтовичем, что Туке – сын Ногая был женат на дочке ильхана Абаки (с. 193). Если Ногай – Чингизид, то его сын Туке – прапраправнук Чингисхана был женат на своей четвероюродной тетке. Но удивительно не это, у тюрко-монголов допускались и даже считались желательными по определенным линиям браки и с двоюродными братьями и сестрами (брак на дочери брата матери или сыне сестры отца). Но – абсолютно недопустимы – браки людей принадлежащих к одному роду, по крайней мере, в седьмой степени родства. Родовая экзогамия – один из наиболее характерных и устойчивых институтов тюрко-монгольского общества6. Принадлежность к роду у кочевников пожизненна и определяется только по отцовской линии. Особенно строго этих правил, естественно, придерживалась степная аристократия. 314 Жена Туке, дочь Абака-хана, сына Хулагу, сына младшего сына Чингисхана – Толуя, таким образом, безусловно, принадлежала к роду Чингисхана (шире – роду Кият- Борджигин) и находилась в четвертой степени родства с Туке, если предположить, что он – потомок Чингисхана. Такой брак был бы просто невозможен. Этот факт, на наш взгляд, абсолютно исключает возможность принадлежности Ногая к Чингизидам. Естественно, во время Ногая было прекрасно известно о его не Чингизидском происхождении, что не допускало самой мысли о возможности для него занять золотоордынский стол, а, с другой стороны, позволяло породниться с Чингизидами. (Шабашов А. В. Чингізиди-Джучиди (Лукоморье. 2007. Вып. 1 Одесса; Войтович Л. В. Нащадки Чингіз-хана: вступ до генеалогії Чингізидів-Джучидів. – Львів, 2004. – 248 с.)

Летом 1981 года экспедиция Института археологии Украинской Академии наук раскопала половецкий курган у села Заможное Токмакского района Запорожской области. Он стоял над степной речушкой Чингул, и назвали его Чингульским. Из отчета начальника Запорожской экспедиции Виталия Отрощенко и Юрия Рассамакина об открытии богатейшего кургана на реке Молочной становится понятно, что данная археологическая находка - настоящая сенсация. И вот у нас в руках заключение кандидата исторических наук, заведующего сектором антропологии Института антропологии АН УССР С. И. Круца. Антрополог отмечает слабо выраженные признаки монголоидности черепа погребенного, что характерно для средневековых кочевников восточноевропейских степей, и в частности для половцев. Масштабы погребального сооружения, богатство погребального инвентаря и золотой жезл правителя в правок руке свидетельствовали о том, что в кургане похоронен знатный кочевник, вероятнее всего глава одного из племенных половецких союзов. Это подтвердил и знак, который был обнаружен на поясной чаше,— две параллельные линии, процарапанные на поверхности. Это родовой знак половецкого племени кипчаков. С.Плетнева, доктор исторических наук сообщает: «Есть все основания полагать, что и Чингульский курган относится к первой половине XIII века. Возможно, это — погребение одного из последних половецких ханов». Чингульский курган необычайно интересен. Таких богатых захоронений археологи еще не раскапывали в европейской степи. Кочевник был похоронен в конце XII – начале XIII века. Ясно, что похоронен в нем знатный воин и, по-видимому, хан. Сама могила в Чингульском кургане расположена в центре земель так называемых «лукоморских половцев». Со второй половины XIII века эти земли являлись неотъемлемой частью улуса Ногая. Ногай, помимо родного и русского языков, владел греческим языком. В преклонном возрасте он приступил к изучению арабского языка и Корана. Вполне вероятно, что до 1981 года могила Ногая находилась на Украине в селении Заможное Токмакского района Запорожской области.

 

Берега реки Терек и ногайцы 

Протоногайские племенные объединения (саки, сарматы, гунны, уйсуни, канглы, авары, тюрки, хазары, огузы, кыпчаки, найманы, кереиты, кыйаты, асы, мангыты, конграты и другие) проживали ранее в составе кочевых государств, существовавших на территории Евразии по кочевому образу жизни не могли оставить без внимания Притеречные степи.     

 

 Итальянец Фоскарино писал в своем «Донесении о Московии» (1553-1557 годы): «Татары Ногайские (Nogai) в настоящее время весьма известны своими богатствами и военными силами; у них нет Государя, но ими управляют лучшие, мудрые и опытные мужи, как и в нашей светлейшей Республике Венецианской. Ногайские Татары живут по направлению к Гирканскому [Каспийскому] морю; у них есть прекрасные крепости и города; сами они весьма цивилизованны».  Ногаи, – является наследники традиционной культуры Великой Степи и история ногайской государственности есть продолжение истории степных держав предшествующих эпох. Формирование ногайского народа из различных племён и народов Великой Степи свидетельствует о непрерывности и преемственности развития кочевой цивилизации и государственности евразийских номадов. (Эвлия Челеби. Книга путешествий «Сейахатнаме» Земли Северного Кавказа, Поволжья и Подонья. III (Путь через земли Большой и Малой Кабарды). Подробное описание обширной страны древнего народа Кабартай).

 

До недавнего времени считалось, что жизнь в низовьях Терека (Уг-ру), была невозможна вследствие низменного положения местности и чистых трансгрессий Каспийского моря. Е. И. Крупно́в, археолог, д.и.н., считал, что никаких следов пребывания в этих местах: сарматов, алан, гуннов, хазар, половцев и др. не обнаружено. Этой же точки зрения придерживается и исследователь края Д.С. Васильев. Золотоордынская поливная керамика, несколько мелких золотоордынских монет XIII-XIV вв. и перекрестие от сабли XIV  с низовий Терека и Ногайской степи из коллекции кизлярского краеведа В.А. Мялковского восполнили этот исторический пробел. Л.Н. Гумилев пишет: «Решающее значение имеет нахождение Трехстенного городища, недостроенной крепости в низовьях Терека, на валах которой найдены солоноводные ракушки. Культурный слой внутри крепости содержит, кроме обломков кирпича, шлаков и остатков (костей) рыбы, керамику золотоордынского типа ХШ-XV вв. Это и есть датированный памятник трансгрессии Каспия XIII -X1Vвв., один из сторожевых постов Золотой орды, созданный против Ильханов Ирана в конце XIII в. Крепость, видимо, строилась еще до трансгрессии ХIII в. (но после 1241 г.) местным населением, питавшимся рыбой. (Низовья Терека с древних времен до начала XVIII века).   

 Хазары использовали и степи для пастьбы скота, как их использовали впоследствии гребенские казаки и астраханские татары, но для этого им не нужно было становиться кочевниками. В составе хазар настоящими кочевниками были тюрки ханского рода Ашина. Но усыхание аридной зоны, связанное с подъемом уровня Каспия до абсолютной отметки минус 20 м,[6] лишило хазар возможности вести привычный образ жизни, и после XIII в. имя хазар в источниках не встречается. Последний раз хазары упомянуты у Плано Карпини,[7, с. 72, 209] встретившего их в 1246 г. Берега Терека заняли степняки, кочевые ногаи, подданные ханов Золотой Орды. (Л. Н. Гумилёв. Хазария и Терек: (Ландшафт и этнос). Опубликовано // Вестник Ленинградского ун-та. - 1964. - N 24. вып. 4. - С. 78-88.). Карпини Джиованни дель Плано (Иоанн де Плано Карпини) (ок. 1182 — 1 апреля 1252) - итальянский францисканец, брат ордена миноритов, легат апостольского Престола, архиепископа Бара (под именем Ивана II) первым из европейцев, до Рубрука и Андре де Лонжюмо, совершивший по поручению папы Иннокентия IV путешествие в земли, захваченные монголо-татарами и оставивший описание своего путешествия. Арабский автор Ал-Масуди называет реку Терек "кур-крут": "Кур-крут» - очень большая река, имя реки означает "река волка".  Согласно этимологического словаря русского языка Фасмера «...Терек  выводится  из балкарского  «терк»  –  быстрый, резвый,  буйный»2.

Есть известие, что вскоре после смерти был убит (приблизительно по одной версии в 1294-96 г., по другой 1300 г.). эмира  Ногая – знаменитого золотоордынского темника,  выдающегося  полководца  сo времён хана Берке, распалась и eгo oрда, которая большей частью вернулась в Прикаспийскиe (Ногайские – Я.А.) степи. (Ср. ст. архим. Леонида: «Нагай, князь Золотой Орды» (в “Чтен. Моск. Общ. Ист. и Др. Рос.”, 1868, кн. 3).  

Ногайцы на берегах реки Терек  являются бун-тюрками (коренные, подлинные тюрки - Н. Я. Марр). Даже в первой половине ХVIII века территория этого региона не имела постоянного населения. К примеру, А. И. Лопухин, ехавший в 1718 г. через современный Бабаюртовский район, упоминает на этой территории только ногайцев (он проезжал от места, расположенного в двух верстах выше впадения Сулака в море, и прямо к Кизляру), и то кочевых, а о постоянных поселениях он вовсе не упоминает, хотя его рассказ отличается подробностью в описании местностей, через которые он проезжает. В описании И.-Г. Гербера (1728 г.) Бабаюртовский район ('от Терека до устья реки Сулака') упоминается как территория, не имеющая постоянного населения: 'Сей пустой уезд (незаселенный), в котором ни деревни, ни жителей, кроме ногайцев, которые, бывают, тамо кочуют. Подтверждением тому  является сам факт, что для определения границ кумыкских князей царская администрация обращалась за свидетельскими показаниями к ногайским аксакалам. («Отношение Кизлярского коменданта и главного кумыкского пристава о высылке ногайцев, знающих границу между землёю шамхала и кумыкских князей»). Ногайцы, как и большинство кочевых народов, обладают удивительною памятью в отношении физиономии человека, местности, событий и их хронологии. (журнал "Этнографическое обозрение" за 1910 год). Католик-миссионер Юлиан сообщает о том, что ногайские татары и «прежде населяли страну, населяемую ныне куманами».

В марте 1524 года участник русского посольства в Турцию М.Твердинов доложил в Москву, что «пошёл Мамаи-Мырза от Асторхони кочевать на старое Ногайское кочевище, на Терек, на реку под Тюмень… к Хвалынскому морю».

       Расселение ногаев на этой реке за столетие до цитированного донесения, т.е. 1400 год, отразилось в ногайском эпосе. В 1410 году, после перемирия хана Кадыр-Берды бия Тохтамыша с Нурадилем (Нур ад-Дином) бием Эдиге, последний признал в первом «единственного хана Золотой Орды и навсегда отказался от своей независимости». За это хан передал ему «в полную собственность степь, орошаемую Тереком и Сулаком, и объявил его первым полководцем своего ханства». (Семенов Н. 1895. с.454).

Сообщается, что в 1722 г. часть присулакских земель вниз по Койсу (река Сулак) до самого Аграханского залива, где обитали ногайцы, занята императором Петром I под поселение семейных донских казаков. Часть кочевавших здесь ногайцев удалилась за реку Терек на земли свободные, а другая часть осталась на прежнем месте жительства. Ногайцы доказывали, и это подтверждается приведенной в этой статье исторической справкой, что во время занятия их земель Петром Великим «агент» его, генерал Лафишев, говорил их предкам, что земля государева и они могут совершенно свободно жить на ней. (Тульчинский Н.П. Поземельная собственность и общественное землепользование на кумыкской плоскости. Краткий исторический очерк, составленный по официальным источникам // Аграрные отношения у народов Северного Кавказа в российской политике ХVIII – начала ХIХ века. Архивные материалы и научные исследования в двух томах. Нальчик, 2006. Т. I. С. 281-297.)

Гюльденштедт отмечает,что при Петре I во время Каспийского похода (т.е. в 1722 г.) на левый берег Терека откочевали 1000 фамилий прикаспийских ногайцев, что значительно увеличило численность живших в тех местах терских ногайцев.

« … Ногаи, скотоводы-степняки, занимали когда-то огромную территорию – от Прикаспия на востоке до Румелийской степи (часть нынешних Болгарии и Румынии) и Буджака (часть нынешней Молдовы) на западе, через Северный Кавказ, Приазовье и Причерноморье …». (Владимир Казарин, профессор, Марина Новикова, профессор. Михаил Лермонтов и тюркский мир. (Послесловие к 200-летию поэта).  Газета «Голос Крыма», № 5 (1099) от 6 февраля 2015 г., стр. 1-2.)

   Многие историки не спешат ввести в научный оборот труды Н.Семенова, части касающиеся  этногенеза ногайцев. «Название родственных узам торков вполне торжественно с названием торко или тарго, а тарко-ногайцы и теперь живут в соседстве с нашими аксаевскими и костековскими ногайцами на берегах Сулака. И по всей вероятности положили собою основание образованию на западном берегу Каспийского моря целого государства под именем шамхальства Тарковского». (Н.Семенов. Туземцы Северо-Восточного Кавказа. Социальное устройство ногайского общества и некоторые соображения о происхождении и прежнем месте жительства аксаевских и костековских ногайцев. Стр. 388-389. Санкт-Петербург, 1895 г/).   

Среди ногайцев проживающих по берегам Аграханского залива Н.Семенов                                                                                                     упоминает о тухуме «Оракълар», с аналогичной родовой тамгой «Оракъ». Название этого тухума берет свое начало от Дели Орака сына Алчагира. Алчагир приходится родным братом Мамай-хана. (Семенов Н. Туземцы Северо-Восточного Кавказа. СПб. 1895. с. 387).

П.Головинский писал: «Дагестанские ногайцы, основываясь на своих преданиях, производят себя от Мамаевой Орды» (с. 237). «Сыновья Дели Урака, Карасай и Казий… откочевали со своими улусами с Волги на Терек, заняли оба берега этой реки и протянулись до Каспийского моря…. От Карасая и Казия произошли все мурзы ногаев, живших по ту сторону и по сю сторону реки Терек» (Из записок П.Головинского. Сборник сведений о Терской области. Вып. 1 Владикавказ. 1878. с. 314). У ногайцев есть такая поговорка «Ногъай болсанг таракъ бол, Мурза болсанг оракъ бол». «Видные представители кумыкского аула Казиюрт имели ногайские корни». (Н. Семенов. Э. а. с.239).

Девлет-Мирза Шихалиев сообщает: «Хотя Кумыкское владение заключалось между Тереком и Темир-Кую, или, как значится на карте, между Тереком и Сулаком, но действительною вотчиною кумыкских князей была та полоса земли, где были проведены родовые их канавы, о которых в своем месте будет сказано. Полоса эта простиралась по подошвам Чеченских, Ауховских и Салатавских гор, до самого Сулака, и была пересекаема речками: Аксаем, Ямансу, Ярыксу и Акташем. Она и теперь находится в таком же состоянии, составляя основное имение кумыков; но равнины, в нижней части Кумыкских земель находящиеся и входящие в границы нынешней Терской линии, были достоянием кочующих народов, казаков и жителей Терского города, особенно во дни существования на Сулаке кр. Св. Креста …». (Девлет-Мирза Шихалиев. Рассказ кумыка о кумыках).

Среди кыпчакских племен в русских источниках упоминаются-Бурчевичи. Арабский автор Ел-Мансури называл их Бурчоглу (сыновья Бурча). А этого можно переводит как "сыновья волка".

    Во второй половине XVI в. наблюдалось постоянное продвижение так называемых Больших (т. е. заволжских) Ногаев на запад, что неизбежно приводило к еще более тесному их соприкосновению с народами Северного Кавказа. В степном Предкавказье появлялось все больше кочевых улусов, и эта зона постепенно стала рассматриваться как часть Большой Ногайской Орды. После наплыва номадов из-за Волги в 1630-х годах Закубанье и левобережье Кубани тоже превратились в ногайские пастбища. Кроме того, в Центральном Предкавказье и на Северо-Западном Кавказе во второй половине XVI – первой трети XVII вв. существовала Малая Ногайская Орда (Малые Ногаи или Казыев улус)». (В.В.Трепавлов. Малая Ногайская Орда. Очерк истории. Тюркологический сборник. 2003–2004: Тюркские народы в древности и средневековье. М.: Восточная литература, 2005. С. 273–311).  

Суворов пройдя стремительным маршем на Кубань, где сосредоточились основные силы восставших. и соединившись там с полками донских казаков, Суворов 30 сентября 1783 года окружил главный лагерь кочевников и в рассветные часы следующего дня, когда мусульмане-ногайцы совершали утренний намаз, напал на них.

Вероятно генералиссимус Суворов был знаком с легендой о Укаша-Ата, легендарного воина, великана, телохранителя, ученика пророка Мухаммеда. По легенде Укаша Ата был ростом 12м. Жил во времена пророка и был благословлен им. Там сохранились и объекты, доказательства существования воина. В сражениях могучего воина не брали ни стрелы, ни сабля. Укаша-Ата был убит врагами во время совершения утренней молитвы. Отрубленная голова воина покатилась и упала в близлежащий Колодец. Легенда гласит, что голова великана похоронена у ног пророка.

 1 октября 1783 года на Урупе, в районе урочища Керменчук и Сары - Шагера по приказу Потемкина, царские войска под командованием генерал-поручика Суворова, положили конец, существованию Малой Ногайской Орды, уничтожив около 500 тысяч ногайцев. Поиски и уничтожение ногайцев по всему Северному Кавказу и Приазовью продолжались ещё несколько недель. Только один из участвовавших в подавлении восстания шестнадцати кавалерийских полков истребил более 10 тысяч человек. Степь опустела.  

Оливер Буллоу сообщает: «Единственным намеком на то, что Суворов мог совершить нечто морально сомнительное, была приписываемая ему цитата, которая украшала стену музея в городе Ейске: «Никогда самолюбие, часто послушное порывам скоропреходящих страстей, не управляло моими деяниями. Я забывал себя там, где надлежало мыслить о пользе общей». Возможно, так он (А.Суворов – Я.А.) извинялся за истребление ногайцев: «Я просто делал свою работу». (Оливер Буллоу: «Черкесы - первый современный геноцид на европейской почве». ИноКнига: Да сохраним мы свободу.)

    Граф Потёмкин предлагал Екатерине II выписать у английского правительства каторжников для освоения причерноморских степей, откуда изгнали ногайцев. Царица всерьёз увлеклась этой идеей, но сбыться ей было не суждено, а английских каторжников стали отправлять в Австралию. Для дальнейшего претворения в жизнь проекта Потемкина в 1901 году немецкими переселенцами из Молочанского меннонитского округ была приобретено 66,960 акров земли у братьев Львовых в Присулакских степях. На этой земле ими были основаны 13 колоний-поселений, еще две колонии были образованы позже в 1904 г. На новое место поселение прибыло 3400 человек из Таврической, Екатеринославской и Херсонской губерний. Каждой вновь прибывшей семье предоставлялось 108 акров земли. В свою очередь вновь образованные колонии состояли из 24-35 дворов. Центром колониальных поселений была выбрана колония Николаевка №9.

 

Холод, мор и голод в Ногайской Орде

Непрекращающиеся родовые междоусобицы между ногайскими феодалами явились прямым последствием разорение и обнищание народных масс. Воинские набеги, по обычаю степных кочевников, сопровождались уводом и разграблением улусов, угоном скота, помимо массового истребления людей. К этому прибавилось стихийное бедствие - ужасный голод 1557-1558 гг., последствие неурожая и суровой снежной зимы, уничтоживший стада в заволжских степях. Летопись сообщает под 7065 (1557) годом: «О граде. Того же году 65 бысть глад на земли по всем Московскым городом и по всей земли, а болши Заволжие все: в время жатвы дожди были великие, а за Волгою в всех местах мороз весь хлеб побил: множество народа от глада изомроша по всем градом... А зима та была студена, великие мразы во всю зиму, и ни един день с оттепелем не бывал: и снеги пришли паче меры, многие деревни занесло, и люди померли по деревням, и на путех также много народа кончашася...» (там же, 279).

Современник, князь Андрей Крубский, рассказывает о страшных последствиях голода в ногайских землях: «Потом в тех же местах мор пущен был от Бога на Нагайску орду, сиречь на Завольских (Заволжских) Татар, и еще наведе его: пустил на них так зиму лютее студеную, иж весь скот их помер, яко стада конския, так и других скотов, а на лето и сами изчезоша: там бо они живятся млеком точию от стад различных скотов своих, а хлеб тамо а ни именуется. Видевшие остатные, иже явственнее на них гнев Божий пущен, поидоша, препитания ради, до Перекопские орды (т.е. в Крым). Господь же и тамо поражаше их так: от горения солнечного наведе сухоту и везводие; идеже реки теплы, там не токмо вода обреетесь, но и попавши три сажени в землю, едва негде мало что обреташеся. И так того народу Измаильтеского мало за Волгою осталося, едва пять тысящей военных людей: его же было число подобно песку морскому. Но и с Перекопии тех Нагайских Татар выгнано, тако же мало что их осташася: понеже и тамо глад был и мор великий. Некоторые самовидцы наши, тамому жи бывше, свидетельствовали, иже и в той орде Перекопской десяти тысящей коней от тоя язвы не осталось» (319, 62-63).

Другой современник, англичанин Дженкинсон, проезжавший летом 1558 года через Астрахань и Ногайские степи, как очевидец рассказывает о запустении когда-то богатой и населенной страны: «Вся земля по левую сторону Волги от этой реки до Астрахани и дальше по северной стороне и северо-восточной стороне Каспийского моря до земли Татар, именуемых Туркменами, называется страной Мангат, или Нагай, жители ее мусульмане и все погибли в 1558 году, когда я был в Астрахани, вследствие междоусобных войн между ними, сопровождавшихся голодом, моровой язвой (pestil ence) и другими бедствиями (plagues), так что в том году погибло этого народа, тем или иным образом, более 100 000 человек: подобного мора никогда не было видно в этих местах, так что страна ногайцев, будучи страной великих пастбищ, остается теперь пустой (unreplenished)...» (533, 51-52; ср. 120, 169).

Когда холод, мор и голод ослабили мощь Ногайской Орды, в 1612-1613 гг. калмыцкие улусы торгоутов и дербетов под предводительством Далай Батыра и Хо - Орлока начали передвигаться в Западную Сибирь и степи Центрального Казахстана. Ногайская Орда не смогла за короткий срок восстановить былую мощь и оказать серьезного сопротивления диким ордам. Они проникли в верховья Урала, на земли ногаев Большой Орды. Пользуясь слабостью Ногайской Орды в 16-м веке, терзаемой междоусобной войной ногайских мурз за верховную власть в Орде, джунгарские феодалы вытеснили ногайцев из бассейна Иртыша, Тобола и в начале 1620 года во главе с тайшой Хо-Урлюком, предводителем племени торгоутов, грозным потоком обрушились на основные земли восточных ногайцев Урал и Волгу.

Раздробленная на множество владений, во главе которых стояли враждующие между собой мурзы, Большая Ногайская Орда не смогла за короткий срок сплотить силы перед лицом грозной опасности. Новый удар, нанесенный калмыками в самом начале 1634 года вынудил Большую Ногайскую Орду оставив обжитые веками земли предков, покинуть свои старинные кочевья и переселиться на правый берег Волги и объединиться с ногайцами Малой Ногайской Орды, т.е. перейти на «крымскую сторону». В 1635-1636 годах Большая и Малая Орды, преодолевая сопротивление донского казачества, пробились через Дон и объединились с Крымским ханством территориально.

 «Конец существования Больших ногаев в качестве самостоятельной территориально-политической единицы,— писал П. И. Иванов,— был связан с появлением в долине Яика и в низовьях Волги калмыков в начале второго десятилетия XVII в. и окончательным их укреплением в этих районах в начале 30-х годов того же столетия».[1, С. 25]     Калмыки, по наущению Апраксина захватили этническую родину ногайцев - бассейны рек Волги и Урала, Саратовские и Оренбургские степи, позже, служа и угождая царской власти, истребили и выгнали ногайцев со степей Предкавказья. Но даже такая служба не спасла их от депортации в 1943 году, где было уничтожено больше половины народа. Казаки принимали активное участие в уничтожении ногайцев на Северном Кавказе вместе с войсками Суворова и Потемкина. Приговор им историей был подписан руками Якова Свердлова.

 

   Камбулат - Мурза Иштереков

Лучшие уходят, оставляя нам свои знамёна. Во все времена тюрки прославляли своих сильных правителей и при жизни, и после смерти. О них слагали песни, после смерти делали всенародные жертвоприношения, воздвигались по подобию Неба курганы. Слово «руна» имеет значение «тайна», то есть что-то спрятанное или скрытое. Сын тас (анит) установленной на могиле последнего мурзы сулакско – тюменских ногайцев Камбулат Мурзы Иштерекова, сына Ших – Мурзы (XVII в.), с высеченной родовой тамгой «шурша найман» вновь напомнил многим из нас великую историческую память о наших далеких предках. 

    Французский писатель, правовед и философ Шарль Луи Монтескьё (1689 -1755), якобы восхищаясь мощью и величием древних империй евразийских народов и их правителей, пожалуй, выразил общее мнение «окончательно победившей» западной элиты, когда заключил: «Этот воинственный народ, занятый только своей сегодняшней славой, уверенный в вечной своей непобедимости, нимало не позаботился о том, чтобы увековечить память о своих прошлых завоеваниях». Подобно Монтескьё, многие до сих пор не понимают глубинный смысл слов Конфуция «Знаки и символы правят миром, а не слово, и не закон». Эта древняя сакральная мощь – вера народов, религия воинов, идеология правителей и знания мудрецов, надёжно спрятанная от глаз неразумных людей в лаконичных знаках и символах.

   В нашем случае это – тамга ногайцев. Тамга - прежде всего, племенной (родовой) знак, восходящий к пиктограмме (идеограмме), указывал на принадлежность людей, конкретного человека к определенному племени и символизировал conceptum «первопредка», то есть являлся определенным тотемным знаком. К этому знаку родовые ответвления племени могли добавлять дополнительные элементы для корректировки значения «принадлежность» к тому или иному определенному роду. Отметим, что тамга как знак обладал более абстрагированным значением, так как он подвергся ментальному сдвигу по сравнению с пиктограммами (идеограммами), но, в то же время, каждая отдельно взятая тамга, как знак стала функционировать только в пределах конкретного рода, и в то же время имелась другая тамга, обозначающая племенной союз, к которому входили родовые подразделения.

   Камбулат - Мурза Ищтереков, сын Ших - Мурзы - последний мурза сулакско-тюменских ногайцев. Тюмен был родным братом прародителей уйсуней, по преданию их отца звали Майка – Бий. В своих трудах А.К. Марков,  В.Г. Тизенгаузен, Н.И. Веселовский и др. сообщают о принадлежности темника Золотой Орды Ногая к роду «Уйсун».  Официально Ногай был только темником и правителем западных областей от Дона и до Днепра, к каковым землям при Токте (1290--1312) он получил еще власть и над Крымом с его богатыми торговыми городами. Интересная особенность некоторых русских народных песен, где Крым одновременно упоминается, как Ногай. «А изъ Крыму ли, братцы, изъ Ногаю, Изъ тоя ли орды бусурманскiя» (Источник: Великорусския народныя песни Текст / изданы проф. А. И. Соболевским Т. 6., 1900 г.) По мере расширения русского населения по Тереку, тюменские ногаи переселялись то на кумыкскую плоскость, то на шамхальскую плоскость, то откочевали в Моздокскую степь". Девлет-Мирза Шихалиев сообщает: «Единоплеменные ногайцам древние тюменские татары жили на правой стороне Сулака у урочища Бурунчак. Ныне они в Андрееве составляют особый квартал и вместе с ногайцами следуют учению имама Ханафи; тогда как все остальные кумыки держатся толкования имама Шафи». (Д.-М. М. Шихалиев.   Рассказ кумыка о кумыках.  Махачкала: Даг. кн. изд-во, 1993.)     

 В интервью Магомед Раджабов сказал: «Вне поля нашего зрения, к сожалению, остаются пока две субэтнические группы: гуены и тюмены, идентифицирующийся как северные кумыки. Хотя популяционно-генетические подходы предполагают включение всех субэтнических групп для репрезентативности выборки, северные кумыки нами не включены в выборку по настоянию некоторых представителей интеллигенции данного этноса. Мы сегодня осознаем, что это решение было ошибочным». (Магомед Раджабов, кандидат биологических наук, заведующий лабораторией геномных исследований ИФ ДНЦ РАН, доцент ДГУ, член Вавиловского общества генетиков и селекционеров. «Генетика кумыков, азербайджанцев и ногайцев – что общего?». Соображая все изложенное, мы вправе заключить: 1) что тюмены, существующие в одной и той же местности по обеим берегам Сулака начиная с VI столетия по Р.Х. и в течение 13 веков, не утратили своей особенности, не слились окончательно ни с гуннами, ни с шамхальцами, ни с кумыками, ни с черкесами или кабардинцами». (Ходнев Н. О Кавказской Тюмени и тюменах. (фрагменты статьи из газеты "Кавказ" за 1867 год).

Ходнев Н сообщает, что «В 1436 г. приехал в Азов венецианец Барбаро и в продолжение 16 лет своего пребывания там имел весьма частые сношения с татарами. Описывая движение Кичит-Ахмета против хана Улу-Махмета, бежавшего в пределы России в 1437 г., Барбаро говорит, что орда шла из Астрахани к Азову чрез Тюменские равнины, близ Черкессии[7], а сообщая некоторые подробности об Астрахани, упоминает, что город этот стоит на реке Эрдиль (Эдил - ред.), которая течет на северо-восток и в семи днях пути от Тюмени[8]. По словам Контарини, посетившего Дербент в 1475 г., город этот считался пограничным между Ширванью и Татарией. Следственно, Тюменские земли входили тогда в состав Кипчака». (Ходнев Н. О Кавказской Тюмени и тюменах. фрагменты статьи из газеты "Кавказ" за 1867 год).

      Ших- Мурза сын Чобан - Мурзы. Знаменитый Чобан Мурза был дедом Камбулат Мурзы. Саин мурза — сын ногайского князя Иштерека, Чобан и Шайтемир (или Шатемир) — его внуки. (80 РИБ, т. XVIII (Дон. д., кн. 1), с. 695—697.) Согласно родословной таблицы, составленному Игорем Боревым «Потомки Едигея Мангит (Идике). Правители Ногайской орды.  Потомки Исмаила. Князья Байтерековы» Чобан Мурза сын Мухаммеда, Мухаммед в свою очередь является одним из сыновей Иштерек бия.  (Сайт Правители Мира. Редактор Вячеслав Румянцев).

Камбулат Мурза был убить в конце XVII столетия  по наущению 80-летнего феодала сбежавшим кровником, которого под свою защиту взял Камбулат Мурза. В основе ногайских традиций лежит одно общее качество, которое они называют «адемшилик», что в переводе означает «человечность». Прежде в ногайском языке слова «гость» и «друг» звучали одинаково, как и у других народов Северного Кавказа — «конак». Хозяин обязан оберегать гостя, в том числе и от кровной мести. Возможно, строго придерживаясь адатов, приютил того кровника ногайский князь Камболат.

До смерти Камбулата, ногаи были независимы и сильны. После смерти Камбулат мурзы,  в конце XVII в. в Ногайской орде вспыхивает междоусобная борьба, в результате которой некоторые ногайские подразделения (Кыпчак, Найман, Минг, Терек (Терк) и др.), «не желая признать власть мурз, с низовьев Терека и Сулака откочевали на левый берег Терека, в Моздокскую степь, за что они получили название «яманчи», а затем «кара-ногай», т. е. «черные», или «простые» ногаи. Согласно «Джагфар Тарихы»  слово «кара»  означает – «западный или черный».  (6А-2. «Джагфар Тарихы» (14-й век). Иоан Цец, по утверждению которого скифы называли Азовское море «Карбалык» (по-тюркски - «Гигантская рыба».  Признавая и используя слова Иоана Цеца, многие ученые не задумываются над тем, что приведенный термин состоит из двух общетюркских слов: «кар» («кара») — «могучий», «обильный», «крупный», «мощный»), «балык» — «рыба» (ДТС, с. 80). Уместно напомнить, что у половцев-кипчаков один из самых влиятельных родов именовался «Карбалык», а по мифологии саяно - алтайскнх тюрок, Земля покоится на трех громадных рыбоподобных существах - «Кербалык». Ногайцы, проживающие на территории Чеч. Респ., подразделяются на четыре этнических обществ: найман, мын-куп, теркуп, кыпшак. Внутриродовые браки не практикуются.

В письменном источнике "История дагестанских ногайцев, их обычаи и правовые нормы ( не позднее 1860 г.), в котором ногайцы описывают историю их переселения в Дагестан (в документе указывается география расселения ногайцев по Дагестану после 1440-х годов, показывая кто из ногайских мурз и влиятельных людей со своим окружением занял те или иные места).Из архивного материала нам известно, что: «Последними ногайскими князьями были Камбулат-мурза сын Ших-мурзы и Девей-мурза. Затем княжеский род вымер, никого из их потомства не осталось, и мы ногайский народ, стали черными ногаями (караногай), и нами управляли старшие по возрасту люди (агай кишилер), так мы жили.» (Г.М.-Р. Оразаев. Из книги «Письменные памятники Дагестана ХVIII-ХIX вв.» История дагестанских ногайцев, их обычаи и правовые нормы (не позднее 1860 г.Махачкала 1986 г. с. 57-75).

     Архивные материалы свидетельствуют, что у дагестанских ногайцев самым знаменитым бием являлся Чобан Мурза Иштереков, сын Мухаммеда Мурзы. Он жил во время Чопан шамхала (вторая половина 16 века). 

Герменчикская битва - сражение, произошедшее в 1649 или 1650 году, между армией тарковского шамхала Сурхая III и ногайцами Чебан-Мурзы Иштерекова закончилась полным разгромом царских войск и их союзников.

 Один из прикубанских мурз Большого Ногая Шахтемир-мурза Иштереков, сын Чобан-мурзы, принял участие в русско-польской войне на стороне России (РГАДА. Ф. 89. 1666. д. 1. л. 103).  

Одним из первых лиц, жизнь которого мы можем достаточно уверенно связать с Северным Приазовьем (в широком смысле), был Дивей-мурза. Это был один из наиболее ярких предводителей сильного крымско-ногайского рода Мангыт (Мансур) [34, с.305-306, 360-362 и др.]. Человек необычайно энергичный и воинственный, в середине XVI в. он был широко известен и к северу от Степи. Дивей регулярно участвовал в нападениях крымцев на Московское царство [36]. Его пленение стало одним из переломных моментов многодневной битвы при Молодях во время большого похода Гази-Гирея на Москву в 1572 г. [21, с.225; 11, с.179-180].Переход при Кантемире Дивееве (1620-е - 1630-е гг.) остатков дивеевцев на запад - поближе к Перекопу и в Буджак привел к запустению значительной части Северного Приазовья [1, с.210-211; 7, с.289-290]. С этого времени здесь становятся обычными упоминания часто сменяющихся переселенцев и беглецов из Большого и Малого Ногаев с хаотичными перемещениями их по степи. Так, например, по Кальмиусу в 1637 г. кочевали Кимбет мурза и Чубан мурза Иштерековы [20, с.19-20], в 1646 - Бий-мурза [31, с.1062].  (Олег  Юрьевич  Куц. Татары на казачьем Дону (по материалам 1630-60-х гг.). № 168  

[10 октября мы вступили в земли Черкесов1). Быстрым темпом проехали на восток 4 часа]. Крымский Хан Мехмет Гирей со своей армией вместе с Эвлия Челеби доходят до ногайского поселения. [Столетний ногаец мирза, которого зовут Чобан, является предводителем всех ногайских татар. Эта племя породнилась с черкесским племенем Шугаки, беря у них девушек в жены, но сами им своих девушек не выдавали. Эта племя ногайцев обосновались и живут в Черкезистане. Они ведут кочевнический образ жизни в горах и долинах, численность всех составляет около 10 тыс. юртов. Военная дружина ногайцев составляет около 10 тыс. стрелков. Все являются сильными и смелыми воинами с лошадьми и оружием. Отсюда мы двинулись на восток и проехали по горам и долинам около 5 часов и дошли до черкесского племени Шугаки. Отсюда и дальше местные жители свои поселения зовут "кабак", а татары свои поселения звали "сыла". Эти жители "кабаков" очень непослушные, но подчиняются Хану Мехмет-Гирею. Преподнесли Хану продуктов и высказали свое уважение и гостеприимство. Племя Шугаки смешалось с ногайцами. Здесь вышла потасовка из-за того, что один из воинов татарин взял, не спросив, у одного черкеса с арбы рыбу. За это черкесы убили трех татар. На столько черкесы являются злобными и окаянными. Но настолько же полезны и храбры.]  ("Книга путешествия" турецкого путешественника Эвлия Челеби). Перевод текста из турецкого издания  Э. Челеби осуществил Qarachaili.

Одно из первых упоминаний Челеби о ногайцах на землях черкесов касается ногайского племени чобан. По его словам, столетний мирза (мурза) ногайцев Чобан, глава народа, побратался с черкесским племенем шегаке19, взял девиц у черкесов, породнился с ними, установил в их стране юрты и свободно кочевал в их горах и степях. Местные черкесы-шегаке и ногайцы настолько смешались между собой, что Э. Челеби удивлялся их близким отношениям, несмотря на чужеродность недавно пришлых к ним ногайцев. «Эти черкесы-шегаке кое-где составляют один народ с ногайцами племени чобан», – отмечает автор20. Археология и этнология Северного Кавказа. Сборник научных трудов к 75-летию Исмаила Магомедовича Чеченова. Нальчик: Издательский отдел КБИГИ, 2013. Выпуск 2, с. 4

«Столетний ногаец мирза, которого зовут Чобан, является предводителем всех ногайских татар. Эта племя породнилась с черкесским племенем Шугаки, беря у них девушек в жены, но сами им своих девушек не выдавали. Это племя ногайцев обосновалось и живет в Черкезистане. Они ведут кочевнический образ жизни в горах и долинах, численность всех составляет около 10 тыс. юртов. Военная дружина ногайцев составляет около 10 тыс. стрелков. Все являются сильными и смелыми воинами с лошадьми и оружием. (М. Л. Големба черкесы и кабарда. Топонимы в документах.  С. 9. 2014)

В 1611-1612 гг. окраины Московского царства подверглись атакам ногайской конницы. Степняки приходили под Тулу и Самару, сожгли Саратов; семитысячное (по другим данным, двенадцатитысячное) войско во главе с Сарыке-агой направил на Рязанщину нурадин Шайтерек (Акты 1915, с. 28, 29, 38-41; Леопольдов 1860, с. 15; СГГД, ч. 2, с. 565, 566; Сказание 1896, с. 403), причем когда русские требовали объяснений, ногаи оправдывались, будто разоряют только «воровские» города. Однажды русский посол привел неопровержимые доказательства неразборчивости мирз при грабеже «украин». На это «Иштерек (родоначальник Иштерековых) князь, рассмеявся и оглянувся на своих имилдешев и карачеев, говорил им, что де он против тово слова ответу дать не ведает, говорите деи вы, карачеи, имилдеши. И карачеи, имилдеши принишкнули ж», не сумев опровергнуть очевидные факты (Акты 1915, с. 19).

В 1724 году Сваты-мурза присланный кубанским Бахты-Гирей султаном увел с Терека на Кубань Довей-мурзу с братьями и более двух тысяч шатров ногайских семей. а оставшиеся аулы ушли на Кубань своею охотою. Всего их было 10 т. котлов. В 1740 или 1741 году приезжал в Кизляр от Довей-Мурзы и прочих мурз Джан-Мурза и тайно просил о принятии их со всеми аулами в подданство и на переход их к Тереку. На сие не дано решения, ибо они уже турещие подданные.     В ноябре 1741 года с Кубани в Кизлярскую крепость приезжал Джан-мурза с поручением ногайских мурз Кубанской Орды (Байтемира, Довея и Кельмамета) к коменданту А.Шейдякову. Ногайские мурзы просили в письме коменданта: «донести до государя, дабы нас принял в подданство к себе и разрешил кочевать от Каргиной реки до Косы, по ту сторону Терека, где отцы и прадеды всегда жили и откуда были взяты на Кубань. При необходимости борьбы можем выставить войско семь тысяч».

     18 сентября 1739 года в Белграде Русское Правительство с Оттоманской Портой заключили мирное соглашение. Коллегия иностранных дел, ссылаясь на силу Белградского мирного трактата, хотя ранее они - ногайцы и состояли в российском подданстве предложило правительству: «Из подданства турецкого принять не возможно, да и вовсе в том им отказать непристойно, может быть впредь, по данным от турецкого двора причинам востребует случай тех мурз с их татарами принять».

     Но Довей-мурза Маметов сын Яштерека объяснял, что он «жил при крепости Святого Креста, родился в здешнем подданстве», но в 1724 году был уведен на Кубань с двумя тысячами юрт Бахты-Гирей-султаном. За Тереком оставалось около тысячи ногайских семей, но и они в 1733 году переведены на Кубань Фети-Гирей-султаном.

     17 января 1742 года русское правительство одобрило предложение коллегии иностранных дел: « ныне их мурз в подданство российское принять неудобно».

     Но Довей-мурза вместе с другими мурзами Кубанской Орды настойчиво просили разрешения русских властей вернуться в «древнее их жилище, на степь между Тереком и Аграханью и по-прежнему быть в службе российском».

     Камбулат Мурза похоронен в местности Камбулат Ауз. Далее речь пойдет о новых хозяевах земель после смерти нашего мурзы.

Сохранились сведения, что в 1849 г. Дебиров,Тота, сын Дибира купил у других лиц принадлежавшие ранее ногайцам «самые лучшие земли из тех мест, в которых мы обитали и на которых пахали»[15]. В 1864 г. была обмежевана «дача Тотаюрт, принадлежащая узденю, корнету Тота Дибирову, в количестве 1010 десятин земли». Под дачей в ХIХ в. имели в виду сельхозугодья, на которых построены жилые здания. Согласно данным конца ХIХ в. в селении помимо родни самого Дибирова, жили кочевые ногайцы, которые видимо окончательно не обвыкли к оседлой жизни. Автор: (Шахбан Хапизов. Население Бабаюртовского района в ХVIII-XIX вв.Татаюрт или Эйгенгейм). «Старшина рода тюмен корнет Солтан-Али (Тота) Дебиров сообщил сословно-поземельной комиссии, что русские крепости (построены Бутурлиным – Я.А.) также были на земле тюменов в местечке Гермен на берегу Сулака …». (Нариман Аджимурадов. Исторические предания о Султан-Махмуте и формировании Эндиреевского владения. Ёлдаш. 2008 г. 18 июля.).

 

 Янгурчи Аджиев, вице-президент Международного Объединения Конгресс Тюркских Народов.

 

 

 

Рейтинг: 0 Голосов: 0 4043 просмотра

Нет комментариев. Ваш будет первым!