ПОЧЕМУ ПАТРИОТИЗМ НЫНЕ НЕ В ПОЧЕТЕ?

28 августа 2019 - admin
article262.jpg

После августовских событий 1999 года в областной газете Тверской области вышла статья: «Почему патриотизм ныне не в почете?», в которой автор - участник тех событий, в качестве главной причины упадка патриотизма среди дагестанцев, указывает на ложь и лицемерие властей.

-----------------------------------------------------------------------------------------------------------------


Как-то в беседе с зарубежными корреспондентами, во время августовских событий в Ботлихе, на вопрос: «Почему мы оказали сопротивление силам, пришедшим освободить Дагестан от колониального гнета России?», я ответил: «Мы являемся поданными России и стали ими после поражения в Кавказской войне, которая длилась более 30 лет, и никогда после этого не изменяли нашей Родине. Теперь же отторгнуть нас от России будет так же трудно, как было трудно завоевать». С подобным же вопросом обращались и к нашему земляку в годы Великой Отечественной войны Магомедзагиду Абдулманапову. Всевозможные попытки фашистов заставить принять их сторону не имели успеха. Тогда они сказали ему: «Ведь ты не русский. Почему ты защищаешь их?», на что, плюнув фашистам в лицо, М.Абдулманапов ответил: «Я русский! Я гражданин Советской страны! И эти убитые мне братья!…». (Подвиг М.Абдуманапова, получившего посмертно звание Героя Советского Союза, и его боевых товарищей вдохновил народного поэта Дагестана Р.Гамзатова к написанию поэмы «Солдаты России»). 

На протяжении десятка лет РОССИЯ находится в летаргическом сне, чем успешно пользуются наши враги. Теперь уже не секрет, что некоторые наши государственные деятели потворствовали политике Запада, направленной на раскол страны. Эти деятели, стремясь ввести в заблуждение общество, придумали в своё время штамп «Лица кавказской национальности» для обозначения выходцев из Кавказа. Для правоохранительных органов русскоязычных регионов мы, словно красная тряпка для быка, являемся предметом преследования. Являясь россиянами, мы фактически являемся в своей стране гражданами третьего сорта. Зато настоящие враги России безнаказанно продолжают свою разрушительную миссию, пользуясь благосклонностью самых первых лиц государства.

       

Вот чему удивлялись иностранные журналисты, – подвергаясь в России дискриминации со стороны властей, мы, тем не менее, не желаем освободиться от гнета. На самом деле, почему же мы так держимся за неё? И почему мы стали защищать ту страну, которая продала нас в угоду интересам Запада? Нет сомнения, что именно так обстояли дела в первые дни августовских событий. Иначе, как объяснить слова из доклада Председателя правительства России С.Степашина президенту страны: («…возможно, мы потеряем Дагестан!…») после встречи с руководителями республики. Что сказали ему руководители нашей республики в тот день, чтобы натолкнуть на такие мысли? Чем объяснить бездействие республиканских властей 7 августа?

Возникновение и утверждение ваххабитского гнезда в кадарской зоне это прямое следствие преступной бездеятельности и попустительства, если не сказать содействия со стороны, прежде всего федеральных властей, а потом и республиканских. На протяжении ряда лет в средствах массовой информации нашей республики и в многочисленных проповедях известных в республике и за её пределами богословов раскрывалась преступная сущность ваххабизма. На многочисленные призывы ученых-алимов покончить с ваххабизмом в Дагестане органы власти никак не реагировали. Напротив, росло и крепло государство-анклав в самом центре республики. Не отреагировали власти и на наглый вызов ваххабитов, объявивших селения Карамахи и Чабанмахи зоной, где действуют только законы шариата. Осенью 1998 года, после известных событий, приведших к гибели муфтия Дагестана, Г.Махачев призвал Председателя Госсовета РД М.Магомедова и других влиятельных даргинцев ликвидировать очаги ваххабизма в кадарской зоне. Но вместо решительных мер, направленных на ликвидацию мятежного гнезда, власти сочли возможным оказать моральную поддержку мятежникам. Предыдущий премьер С.Степашин, посетивший мятежную зону в мае 1999 года, назвал ваххабитов «милыми людьми». 

Политические «хамелеоны», которые подобно известному персонажу из кинофильма «Свадьба в Малиновке», повернув головной убор («власть меняется!»), готовы принять любую власть, предали Дагестан в первые дни войны. Им не страшна никакая война, никакая революция. Они всегда останутся у власти. Убежден, если бы (не дай Аллах) вооруженным интервентам удалось отторгнуть Дагестан от России, как это прогнозировал С.Степашин, то эти хамелеоны опять оказались бы у руля нового государства. Они никогда не проигрывают, потому что обладают змеиной гибкостью и могут принять любую форму, позу и окраску. 

Еще в июле ходили слухи о том, что в начале августа намечается вторжение вооруженных банд в Дагестан. Дальнейшие события в Цумадинском районе показали, что эти слухи небеспочвенны. Поэтому не вызывает сомнения, что на высоких политических кругах было принято решено допустить отторжение Дагестана от России. Руководители страны и республики предали Дагестан, позволив бандитам беспрепятственно захватить селения Ансалта, Рахата, Шодрода и Ашино. Только предательством можно объяснить беспрепятственный захват селения Тандо бандитами, и приказ данный милиционерам, находившимся там, покинуть село за несколько часов до входа в него боевиков. Селение Тандо, в силу своего расположения, является неприступной крепостью и захватить его практически невозможно. Уверен, те несколько милиционеров могли бы удержать село до прихода подкрепления, если бы не были предусмотрительно отозваны. 

Точно также мог быть захвачен Ботлих. Однако, решительные меры предпринятые ботлихцами по обороне села обескуражили не только бандитов, но и власти. Ботлихцы, как только стало известно о вторжении бандформирований и захвате ими сел Ансалта и Рахата, собрали сход жителей села, на котором было принято решение защищать село всеми возможными средствами. Таким образом, первыми кто стал на пути вооруженных банд, оказались жители села Ботлих. Вооружение ботлихских ополченцев составляло около ста единиц огнестрельного оружия, большинство из которых - охотничьи ружья. Штаб обороны села неоднократно обращался в различные инстанции с просьбой выдать оружие для ополченцев. Ополченцы села получили 25 автоматов из райотдела милиции и 10 карабинов были получены от Госсовета РД. 

Решение ботлихцев защищать свое село не нашло должной поддержки у представителей республиканской власти. Как иначе можно объяснить нежелание властей вооружить ботлихских ополченцев в то время когда оружие выдавалось жителям других сел, даже тех которые не находились на линии противостояния? Очевидно, кому-то не нравилось, что ботлихцы, решили оказать сопротивление бандитам. А может, надо было пропускать их дальше вглубь Дагестана, чтобы разрушения вследствие операций по ликвидации бандформирований были еще более масштабными? Чем вызвана неприязнь властей к ботлихцам, выразившаяся в том, что не хотят признавать заслуг истинных патриотов Родины? Почему небольшой народ, первым ставший на пути вооруженного агрессора, оказался за бортом, как только речь зашла о наградах и возмещениях за причиненный ущерб? Хотя, если посмотреть на это с позиций привлечения максимально возможного объема средств под эгидой «ликвидации последствий военных действий», то именно ботлихцы помешали выполнению этой задачи. Именно они, решив дать отпор бандформированиям, способствовали значительному уменьшению сумм, которые должны были поступить в республику в качестве возмещения за ущерб, причиненный войной.        

Выделяемые в качестве возмещения суммы стали предметом приложения неисчерпаемой энергии и сил руководителей властей различных уровней. Значительная часть этих средств оседают в карманах чиновников по принципу «фифти – фифти», стимулируя коррупцию в органах государственной власти. (Значение выражения «фифти – фифти» знакомо почти каждому дагестанцу и уже является составной частью лексики дагестанских языков). Соотношение 50 на 50, конечно, не всегда выдерживается. Как правило, существует определенная зависимость между реально причиненным ущербом, начисленной за ущерб суммой и установлением искомого соотношения (жизнь заставляет постигать сложности математики). 

После одного из заседаний районного штаба с участием представителей высших республиканских органов власти, непосредственные участники этого заседания стали сеять панику среди населения, призывая покинуть село, ссылаясь на то, что с минуты на минуту должна начаться бомбардировка Ботлиха российской авиацией. Кому и зачем нужно было, чтобы защитники оставили село? Непонятно также, почему некоторые политические интриганы стремились представить Ботлих как предательское гнездо, и что имел в виду заместитель председателя правительства РД Г.Махачев в своем выступлении по республиканскому телевидению: «Анди стоит намертво, Гагатли стоит намертво, Ахвах стоит намертво, а в Ботлихе предатели»? Даже если он называет так ваххабитов, то среди ботлихцев не выявлен ни один приверженец этого течения.

Очевидно, кому-то не нравится, что именно коренные ботлихцы первыми стали на пути бандформирований, решили дать отпор бандитам и отстоять каждую пядь родной земли до последней капли крови. Иначе, как объяснить, что подавляющее большинство ботлихских женщин и детей, которые решением штаба обороны села были вывезены за пределы района, чтобы исключить возможность их захвата в качестве заложников, оказались без внимания властей?

Защита своей Родины - священный долг каждого гражданина. И делается это не ради наград или других моральных и материальных благ. В дни военных действий более 60 ботлихских парней поступили на контрактную службу. Их привлекают не деньги (они будут получать до 1500 руб. в месяц, к тому же за три месяца службы они получили только месячную зарплату). Заключив контракт, они получили возможность, с оружием в руках, защищать себя, свои семьи и близких. И, несмотря на трудности окопной жизни, весьма слабое снабжение продуктами питания, эти мужественные парни стойко переносят все тяготы войны, неся службу на самых опасных и малозащищенных рубежах административной границы. На этом фоне, вызывает недоумение то, что орденами Мужества, в массовом порядке, награждаются лица, которые в первые дни событий покинули район, вызывая обесценение высоких государственных наград, в то время как заслуги истинных защитников Родины, днем и ночью мужественно стоявших на опасных рубежах, не были никак отмечены.

Очевидно, патриотизм ныне не в почете!


М.Гасангаджиев, зам. начальника штаба обороны с.Ботлих в августе 1999 г.

Газета «Тверская жизнь», 18 декабря 1999 г.



Рейтинг: +3 Голосов: 3 6310 просмотров
Магомед Ахмеднабиев # 21 декабря 2013 в 13:17 +1
Западня

Содержательность любого текста определяется теми порождаемыми им смыслами, которые автор и не задумывался в него вкладывать. Таковы все гениальные произведения. Но иногда неожиданную ауру смыслов удается создать и нам, простым смертным.


По 3-му каналу ТВ идет публицистический сериал с длинным и несколько претенциозным названием – "Честь имею. Откровенный диалог Олега Попцова и Сергея Степашина о судьбе России". В безвкусно-помпезных интерьерах один из героев играет роль Честного Малого, Служаки; другой - Совести Русской Демократии. Степашин выглядит органичней.
На прошлой неделе, щелкая по каналам, я наткнулся на часть 2-ю - "Западня" - и уже не мог оторваться.
Речь шла о недолгом счастливом премьерстве Степашина и о политической смерти чиновника 9 августа 1999 года. Эти события и оказались, по мысли авторов, "западней" в карьерной судьбе сегодняшнего руководителя Счетной палаты.
Сознавали ли авторы, что на самом деле речь идет о гораздо более страшной западне? Той, в которую попала Россия трагическим летом 1999 года, из которой она еще не вырвалась и из которой ей вообще, может быть, не суждено вырваться. И да и нет.
Нет, не сознавали. Потому что Степашин все время увлеченно говорил о каких-то пустяках – своих поездках в США и на саммит "Большой восьмерки" в Кельн, об интригах Николая Аксененко, предательстве Александра Волошина и Валентина Юмашева. Он все еще переживает свою отставку, голос его дрожит, об Аксененко он говорит с нескрываемой ненавистью, с наслаждением вспоминая все колкости и резкости, которые ему удалось тому сказать 6 лет назад. (Есть, однако, пределы его благородному негодованию по поводу несправедливой отставки. Перед, казалось бы, главным обидчиком – сменившим его на посту премьера неким В. Путиным – он в своих воспоминаниях на всякий случай почтительно расшаркивается.)
И все же - да, на некоем глубинном уровне сознавали. Потому что в унылый поток сведения каких-то мелких счетов и обид - Аксененко, Газпром, НТВ, снова Аксененко - вдруг неожиданно врываются ключевые слова – Ботлих, Дагестан. "Войска были выведены из Ботлиха еще месяц назад, открыв Басаеву дорогу в Дагестан. Этим должна была заниматься военная прокуратура". Вот она, настоящая Западня - та, в которой мы бьемся до сих пор, все глубже погружаясь в хаос на Северном Кавказе.
Но, неосторожно прикоснувшись к этой раскаленной теме, и Честный Малый и Совесть Нации мгновенно отшатываются от нее, увлеченно обсуждая, на каком крыльце какой резиденции встречал Ельцин Степашина в день отставки.
Что же люди, затеявшие "откровенный разговор о судьбе России", лицемерят, сознательно недоговаривают? Мне кажется, все намного сложнее. Истинную подоплеку событий лета-осени 1999 года, звеном которых стала отставка Степашина и назначение Путина, понимают, или во всяком случае о ней догадываются, и наши собеседники, и вместе с ними десятки миллионов людей в России. Но эта правда слишком страшна, чтобы нам всем признаться в ней самим себе.
Ботлих, поход Басаева, взрывы в Москве нужны были для того, чтобы сделать в обществе популярной идею новой войны на Кавказе. Войны не за Кавказ, а за Кремль. Только в обстановке срежиссированной патриотической истерии и страха назначенный Семьей мало кому известный наследник мог стать национальным героем и предотвратить казавшийся в августе неминуемым приход к власти клана Примакова-Лужкова. А чем это грозило Ельцину, доходчиво объяснил тогда руководитель лужковского штаба Георгий Боос: "Ельцинская семья будет завидовать судьбе семьи Чаушеску".
Так мы и идем с тех пор по заданной траектории укрепления кремлевской административной вертикали: Дагестан - Москва - Волгодонск - "Норд-Ост" - Беслан...
И нам уже не вырваться из этой Западни, устроенной Ельциным, Волошиным, Юмашевым, Березовским и примкнувшим к ним политтехнологическим жульем. А какими еще средствами смогут сегодняшние правители решить проблему антиконституционного самовоспроизводства власти и после 2008 года?
Так почему же все-таки уволили Степашина? Да потому что он действительно по-своему Честный Малый. Не подходил он для ремесла такого.
Мне уже приходилось как-то писать, что решающий кастинг, проведенный первым президентом Российской Федерации среди кандидатов на роль второго президента Российской Федерации, прошел за несколько месяцев до рокового августа 1999 года. Повторюсь, раз уж мы вернулись к этой теме.
Генеральный прокурор того времени неосторожно прикоснулся к расследованию дел, связанных с махинациями олигархов, близких к так называемой Семье. Несчастного прокурора немедленно замочили. Но не в сортире, а в постели с VIP-проститутками. Какая прекрасная политическая смерть, скажете вы.
Но чтобы общество окончательно в ней удостоверилось, государственное телевидение сначала продемонстрировало скандальную пленку с голым прокурором, а затем на экранах появились два высших правоохранителя страны. Назовем их условно правоохранитель С. и правоохранитель П. Задачей их было нотариально заверить мелькнувшие на экране гениталии несчастного прокурора. Правоохранитель С. сидел красный как рак и, опустив голову, молча смотрел в пол. Правоохранитель П. бодро и энергично докладывал о проведенной им совместно с ведомством С. экспертизе, установившей аутентичность пленки и изображенных на ней лиц и их органов. "Как этот бьет копытом? - подумалось мне цитатой из "17-ти мгновений". - Этому еще не надоели наши олигархические игрища. Этот далеко пойдет".
Андрей Пионтковский
08.06.2005