Поэт земли

18 января 2018 - admin
article1185.jpg

Удивительный человек Магомед Абдулхабиров!

Врач от Бога, публицист, живущий радостями и бедами своего народа, благотворитель, на скромную зарплату врача помогающий сиротам, специально работающий на нескольких работах, чтобы раз в год совершить хадж на родину и помочь бедным, больным, сиротам, многодетным семьям, он поражает работоспособностью, своим умением говорить правду, задавать неудобные вопросы, поднимать государственные проблемы как свои личные. Это барометр, которым можно выверять курс корабля. Но он же и талантливый литератор, писатель, а также и литературный критик. Получила по почте отклик Магомеда на поэзию великого поэта Кавказа Кайсына Кулиева, который никогда не изменял своему голосу в угоду политической конъюнктуре.

Миясат Муслимова


От благодарного читателя

Удачно завершенная операция доставляет физически ощутимую радость. Радуга после грозовых туч придает смирение мятежным мыслям. Подобное же чувство испытываешь, обнимая маму после долгой разлуки. Схожее отдохновение охватывает и тогда, когда удается полежать на каменном утесе у Гакваринской речки родного аула. Нигде я не засыпаю так сладко, как на этом камне, а бесконечный голос водопада колыбельной песней убаюкивает меня, как в детстве.

До исступления люблю доброту горцев и твердь камней, скал и ущелий родного Кавказа, но никогда не смогу выразить свои чувства к ним так, как это выразил один из любимых мною поэтов, - Кайсын Кулиев. В этом я убеждаюсь каждый раз, когда соприкасаюсь с его великой поэзией. Нет в мире другого поэта, который бы так страстно воспел и так познал величие Камня. Камня, ставшего под пером Кулиева символом мужества и исторической памяти. И, покуда на земле плачет мать по убиенному варварами сыну и герои гибнут в неравном бою, камни Кайсына Кулиева будут сражаться на стороне Правды, Чести, Отваги и Высоты.

Богат Кавказ камнем, и это не всегда благо, ибо всякий раз по весне пахарю приходится очищать поле от камней, прежде чем на нем сеять. А так, как Кайсын был пахарем и поэтом, то он, как никто другой, имел право сказать:
Здесь камня больше, чем зерна, 
Но нет милей земли на свете...

Кто еще так величаво воспел нежность камня и твердость своего народа?!
Не был я, к сожалению, лично знаком с Кайсыном Шуваевичем, и упрекаю себя в излишней робости. Боясь потревожить, не искал встреч с ним. Я видел Кайсына в знаменитом Нальчикском парке (Атажукинском саду) и в Москве, на его юбилейном вечере в концертном зале им. Чайковского в окружении именитых поэтов. Но Кайсын посещал мою саклю радиоволнами и телемостами, изящными книгами и газетными статьями. Не скрою, что мне приятно находить в стихах поэта и любовь к каменистой моей дагестанской земле, вскормившей Шамиля, Хаджи-Мурата, Сулеймана Стальского, Гамзата Цадасу, Эфенди Капиева, Джалала Коркмасова, Абдурахмана Даниялова, Расула Гамзатова, Халил-Бека Мусаясул…

Кайсын прожил жизнь, не сгибаясь под тяжестью невзгод, защищая жизнь и удивляясь ее мигам и вечности. По рассказам знавших его, он был щедрым от природы, добрым от рождения и доверчиво-нежным в жизни. Он умел оседлать коня и разделить горе друга. Ему шла улыбка, может быть, потому, что много было у него прекрасных друзей под стать ему.

Многое испытав на своем веку, поэт не озлобился, а после, увенчанный славой, сохранил в себе священное чувство восхищения прекрасным. Лира Кайсына не искала гладких проспектов. Она скалистая и мощная, набатная и нежная; для нее нет ни географических, ни национальных границ. Имя Кулиева светится на поэтическом небосклоне своей чистотой и честностью, доверчивостью и мужеством.

Книги поэта - на бессрочной службе непримиримой борьбы с ханжеством, ложью, фальсификацией наших идеалов, трусостью и подлостью. Они учат добру и мужеству, правде и порядочности.

Поэзия Кайсына Кулиева - духовная вершина балкарского народа, сохранившего многовековые традиции, самобытность, язык, искусство даже в тяжелейшие годы вдали от родной земли, родных камней и водопадов. Достучаться до сердца своего народа, петь вместе с ним единую песню любви и боли доступно немногим. Это удел крупных поэтов. Чегем стал ныне для разноязычной нашей страны таким же родным и близким, как Михайловское, Тарханы, Вешенская, Цада... Чегем - утренняя звезда и лебединая песня поэта. Туда не зарастет тропа, покуда на земле будут люди читающие. Горы не заслонили поэту мир. Скорее, он с вершин Кабардино-Балкарии притянул руку любви людям всей земли. И, въезжая в красивейшую Балкарию, на скале благодарные и благородные потомки высекли портрет и завещание незабвенного Кайсына Кулиева: «МИР и РАДОСТЬ ВАМ, ЖИВУЩИЕ!». Это вселяет оптимизм в этом мало оптимистичном мире вражды, войн, противостояния и готовности политиков уничтожить мир в водородном угаре.

Строки поэта я искал в клубах и дворцах, в школах и парках Кабардино-Балкарии, но не нашел. И, пока я ехал в купе фирменного поезда «Эльбрус», вагоны его заполнялись зарубежной шумливой рок музыкой. И ни разу не зазвучали в нем стихи великого певца Эльбруса. Не нашел подарочных книг поэзии Кайсына Кулиева. Не нашел и кассеты с фильмом об его героической жизни, сложной судьбе и родниковой поэзии. И по дороге в Эльбрус я не нашел строки великого певца этой высоты, хотя Эльбрус и Кайсын давно стали синонимами.
…Словно совесть моего народа, 
Ты стоишь, Эльбрус, велик и вечен, 
Как поэзия и как природа, 
Ты стоял до нашего прихода.
Нашего ухода не заметишь ты…

Высечь бы эти строки у подножия Эльбруса! Благодарность почему-то нетороплива. Быть может, мы научимся сначала ценить камни и сакли свои, а уж потом заморские дворцы и мрамор.

Будет неправдой, если скажу, что все стихи и поэмы К. Кулиева вызывают в моем сердце одинаковый трепет. Так не бывает, у поэзии свои взлеты и затишья. Да и не нуждается поэзия Кулиева в лицемерии. Она за себя всегда сумеет постоять. Но берусь я сердцем утверждать, что автор таких произведений, как «Женщина купается в реке», «Черный конь умирает на белом снегу», «Марике Чиковане», «Эльбрус», «Звучит музыка Шопена», «Родной язык» и многих других, заслужил право на Бессмертие.

Как всякий истинный поэт, Кайсын Кулиев не был обделен любовью к женщине. Его стихи о матери, жене, сестре, возлюбленной, дочерях Родины целомудренны и воспринимаются безоговорочно.
Издревле в горах мальчишкам внушают, что рожденный мужчиной ни при каких невзгодах не смеет жаловаться и плакать. И все же невозможно быть бесчувственным, когда читаешь стихотворение «Марике Чиковане»:
...О, как ты плакала, Марика,
Не многим плакать так дано.
И небо за горой великой
С тобой рыдало заодно...

 

Так плачут женщины на всех континентах по рано ушедшим из жизни мужьям, братьям, сыновьям и дочерям. Собрать бы причитания жен, сестер, дочерей. Это была бы самая печальная книга человечества, а печаль чаще способствует просветлению.

И кайсыновскне стихи, посвященные вдовам поэтов, звучат, как звон колоколов в нашем хрупком и тревожном мире. Но они еще и гимн женской верности, ибо верность нужна мужчинам, не только при жизни, но и после смерти. Она нужна живым, чтобы пережить горе и прожить годы без самого близкого человека.

К сожалению, долголетием не наделены и сами поэты. И больно от этого. Мне как врачу, повидавшему немало смертей, понятны жестокая боль и безысходность тяжелого недуга, подкравшегося к поэту. И даже в этом состоянии Кайсын не терял любви к людям, веры в жизнь и в вечность родного Чегема. Это ли не урок мужества живущим? 

Памятник Кайсыну на могиле в Чегеме воздвигли из белого мрамора, но он трескается в этом не привычном для мрамора климате. Воздвигнуть бы величавый памятник Поэту из огромного чегемского камня, источника радости, вдохновения, памяти и боли поэта. И пусть бы его омывали дожди кавказские, как в тот июньский день ухода поэта в вечность. А кайсыновские строки: «Жизнь - это значит дорога крута, жизнь - это вечно в глазах высота...» записал бы эпиграфом в путевой лист каждого идущего по Земле», ибо точнее выразить смысл бытия невозможно.

Я не поэт и не литературовед, но для меня, хирурга, поэзия Кулиева, как лира Пушкина и Гамзатова, Лермонтова и Блока, Байрона и Пастернака, была, есть и будет духовным подспорьем в трудные минуты, добрым советчиком на крутых серпантинах жизни. Его стихи наполняют смыслом человеческое бытие. 

Поздно я пришел к поэту. Но пришел жарким августом этого лета поклониться таланту Поэта, пришел с горстью моей дагестанской земли, пришел со скромным признанием в любви к нему, чтобы еще раз постичь никчемность суеты и мудрость жизни. Приходят и придут другие. Придут и через века. Придут за правдой и добротой, за верой к надеждой; придут, как к роднику мужества и вдохновения. Не прекращается поток людей к Эльбрусу, воспетому тобой, а по пути для вдохновения посещают твой музей в твоем родном Чегеме.

Так будет в веках, ибо такие личности, как Кайсын Кулиев, украшали и украшают Человечество, возвышали и возвышают Жизнь, придавая ей Смысл и Осмысленность, Свет и Радость!

 

Доктор Магомед Абдулхабиров


Рейтинг: 0 Голосов: 0 2551 просмотр

Нет комментариев. Ваш будет первым!