Земельный вопрос в СКФО: от морали до права

article51.jpg

 

Опыт регионального общественного фонда "Согратль" может быть использован для возвращения в собственность земель бывших колхозов. В некоторых случаях эта схема вполне применима даже для разрешения межэтнических конфликтов, вызванных территориальными спорами. Доклад представителей РОФ "Согратль" вызвал живой интерес участников "круглого стола" "Северный Кавказ: механизмы и риски земельной реформы". Об идее создания фонда и перспективах реализации проекта корреспонденту BigCaucasus рассказал юрист организации Магомед Абдулаев.

РОФ "Согратль" - простая, хотя и довольно неожиданная для сельского поселения модель управления. Такого рода схема позволяет всем согратлинцами непосредственно участвовать в жизни села, совместно развивать хозяйство и одновременно повышать свое материальное благосостояние. Ежегодно избираемый председатель общества координирует работу четырех структур: совета старейшин, молодежного и общественного советов, а также общественного фонда, основной функцией которого является накопление и распределение средств между остальными тремя ветвями управления.

"Дело в том, что, по закону, РОФ может заниматься коммерческой деятельностью путем участия в хозяйствующих субъектах, - уточняет Магомед Абдулаев в интервьюBigCaucasus. - При прежней форме хозяйствования это было невозможно, потому что СПК (сельскохозяйственные производные кооперативы - прим. ред.) как юридическое лицо не имеет такого права - члены кооператива могут заниматься коммерцией только как физлица. Следовательно, статус субъекта хозяйствования нужно было изменить. Мы решили преобразовать СПК в ООО (общество с ограниченной ответственностью - прим. ред.). Региональный общественный фонд объединяет всех согратлинцев, а значит, ООО будет работать на благо каждого из них. Согласно законодательству, прибыль, полученную РОФ, запрещено делить между участниками. Эти средства можно расходовать только на заявленные в уставе цели. В нашем случае - на социальное развитие села".

По словам юриста, организация получает доход более 10 млн рублей в год. Учитывая, что бюджет муниципального образования составляет 2 млн 877 тыс. рублей, проект позволяет не только отказаться от дотаций, но и получать существенную прибыль. Благосостояние согратлинцев будет улучшаться за счет повышения заработной платы - развитие сельского хозяйства, предпринимательства, образования и медицины входит в уставные цели.

Любопытно, что базисом проекта стало моральное право. Как говорит Абдулаев, основанием для поиска оптимальной модели послужило заключение имама местной мечети. Именно к нему обратилась молодежь в поисках справедливости. Молодые люди рассказали своему духовному лидеру о проблемах села, начиная со дня основания колхоза в 1932 году и до образования СПК в наши дни. Разъяснили, как в советские годы сельчан лишали имущества и как оно распределялось в сельхозкооперативе. Без того трудная задача усугублялась тем, что в истории села дважды случались пожары, в результате которых сгорали архивы.

В итоге имам, руководствуясь нормами шариата, вынес следующее решение: раз уж имущество было насильно отнято и сделано общим, и его нельзя раздать обратно, оно должно остаться общим. Отталкиваясь от этого заключения, юрист Абдулаев стал искать в российском законодательстве оптимальную структуру управления, и пришел к выводу, что самая подходящая схема - это региональный общественный фонд, куда может вступить любое дееспособное лицо, достигшее 18 лет. "В отличие от СПК, - отмечает собеседник, - региональный фонд предполагает равное участие в управлении всех его членов - будь ты депутат, полицейский или пенсионер".

"Мы пытались договориться с учредителями СПК о добровольной смене формы правления, - продолжает Абдулаев. - Трое из пятерых отказались. Один не знал, что был вписан в учредители. Еще один недавно умер. Перед смертью он, кстати, выступил перед джамаатом и признался, что сожалеет о том, что участвовал в создании сельхозкооператива".

Спор между СПК и РОФ разрешается в суде. Со слов Абдулаева, в документации оппонентов обнаружилось множество противоречий законодательству. В частности, юрист недоумевает, откуда вообще в сельхозкооперативе появились учредители: "Там нет такого понятия - есть лишь члены кооператива. Кроме того, за учредителями закреплено 20 процентов уставного капитала, в то время как паевой фонд измеряется не в процентах, а в паях".

Опыт РОФ "Согратль" уже перенимают соседи. Абдулаев охотно разъясняет преимущества схемы и утверждает, что она вполне применима для улаживания межэтнических конфликтов, вызванных территориальными спорами. "Я живу в Альбурикенте - в одном из трех поселков, на землях которых кумыки хотят образовать Таркинский район. Они имеют моральное право на эту землю. Но сейчас она принадлежит государству. Если кумыки сумеют вернуть ее в свою собственность по нашей схеме, всем остальным не останется ничего другого, кроме как вступать в договорные отношения с новыми собственниками. В этом случае уже кумыки сами будут решать, с кем продлевать договор, а с кем нет", - констатирует Абдулаев.

Вместе с тем сама идея Таркинского района, на его взгляд, выглядит утопично. "Со временем возвышенность, где расположены кумыкские села, станет практически центром Махачкалы, - поясняет собеседник. - Дело в том, что, по понятным причинам, город не может расширяться в сторону моря и в сторону гор. Значит, он будет застраиваться в направлении Каспийска и Хасавюрта. Земля на возвышенности, о которой мы говорим, вырастет в цене из-за близости к центру, чистого воздуха и отсутствия пробок. Поэтому состоятельные дагестанцы будут приобретать там недвижимость. Кто или что в таком случае помешает возглавить район не кумыку? Будет ли Таркинский район тогда кумыкским? Мы не против, чтобы кумыки стали собственниками своих земель, но для этого нужно правильно обозначить цель". 


Бадма Бюрчиев

Источник: http://www.bigcaucasus.com/events/analysis/22-05-2013/83358-zemly_vopros_SKFO-0/


Рейтинг: 0 Голосов: 0 729 просмотров

Нет комментариев. Ваш будет первым!